Логотип art-assorty.ru
Закрыть
Логин:
Пароль (Регистрация | Забыли пароль?):

Старик, война и смерть


Автор изображения на обложжке: Екатерина Алешковская

Один старик-ветеран, две войны и четыре смерти – об этом новая психомистическая повесть писателя Валерии Лисичко «Четырём смертям не бывать!» Мы решили пообщаться с Валерией в формате коротких эссе.

Почему о смерти?

Смерть объединяет всех без исключения людей. Любовь, дружба, поиск призвания – темы глобальные, но конкретного человека они могут и не коснуться, и этот счастливчик спокойно проживёт жизнь без любви, дружбы, поиска призвания и даже будет вполне счастлив. Смерть, в свою очередь коснётся каждого – избежать её, пока, никому не удавалось. Поэтому одной из главных сюжетных линий моей новой книги «Четырём смертям не бывать!» стало противостояние старого воина смерти, которая приходит в четырёх женских обличиях и, используя разные ухищрения, пытается забрать норовистого старика с собой. И именно противостояние смерти по новому раскрывает в душе фронтовика любовь, воскрешает дружбу и заставляет уверено встать на путь собственного призвания. Получается, что столкновение с собственной смертью, её переосмысление и близость, активизируют человека, словно дремавшего душой последние годы, а то и десятилетия.

Экзистенциальная психология

Такой взгляд на смерть близок экзистенциальной психологии – психологии бытия. В своей книги «Экзистенциальная психотерапия» Ирвин Ялом рассматривает принятие собственной смерти, как основы для полноценной и счастливой жизни. Жан Поль Сартр вообще говорил о том, что человеку стоит всерьёз обдумать собственное самоубийство, и выбрать жизнь только в том случае, если он видит достаточно веские аргументы в пользу этого решения. Экзистенциальный подход заставляет иначе взглянуть на жизнь – не как на обязательство, которые ты должен «влачить», а как на осознанный выбор, за который стоит побороться. Именно чтение «Экзистенциальной психотерапии» Ялома дало имя главному герою книги – Ирвин. До этого я планировала назвать центрального персонажа то Иваном, то Петром, то Григорием… Но с именем Ирвин всё встало на свои места – картина сложилась в полной мере. И иностранное имя втянуло в сюжет своеобразную линию: предысторию наречения главного героя…

Будущее или настоящее?

События «Четырёх смертей…» разворачиваются в недалёком будущем. Но это не пророчество – а скорее возможность гиперболизировать неочевидные современные тенденции. Мы говорим о будущем, пытаясь сориентироваться в настоящем. Я заметила, что литературной среде в принципе свойственно жить будущем, опуская настоящие. К примеру, многие авторы грезят посмертной славой, предпочитая думать, что их творчество не принято сейчас, потому что предвосхитило время. И только потомки потомков смогут оценить творение по достоинству. Людьми, опередившими своё время, принято восхищаться: да, они бы идеально вписались в новый мир, наступивший через десятилетия после их смерти, однако совершенно не вписывались и были чужды своему времени. Будь у меня выбор, я бы предпочла попасть в свое время: не опоздать и не обогнать эпоху – быть востребованной здесь и сейчас, а не грезить посмертием. Туманному будущему, предпочту осязаемое настоящее. В литературном плане, мне наиболее близка и интересна судьба Конана Доиля: при жизни он был известен, как фантаст и считал, что именно фантастика введёт его в историю. По мотивам его фантастических произведений снимались голливудские фильмы с сумасшедшими бюджетами. Но кто сейчас помнит его «Затерянный мир»? Зато люди со всей планеты и по сей день восхищаются нелюбимым детищем автора – Шерлоком Холмсом. Этот «литературный ребёнок» получил жизнь от своего создателя, и против его воли пошёл самостоятельным путём. А чего стоит Мольер, который видел себя гениальным драматургом? Кто помнит его драмы? Зато мы до сих пор смеёмся над его комедиями, написанными наотмашь, для сбора средств на постановку очередной великой драмы. В каком-то смысле книги, как дети – нужно поскорее выпустить их в большой мир, чтобы они пошли своим путём, освободили автора для создания новых детищ.

Не думаю, что книга «Четырём смертям не бывать» опережает время. Я считаю, что в сегодняшнем дне она наиболее актуальна. А то, что действия разворачиваются в будущем – всего лишь призма для настоящего.

Семейная история вдохновения

Много лет назад, когда я была ещё маленькой, мой прадед (человек уже очень солидного возраста) делился с родными странной и страшной историей, о том, как прогнал собственную смерть. Прадед рассказывал, что среди ночи пришли четверо: женщина и трое ее спутников… Прадед сразу понял, кто пришёл и для чего. Но дед незваную гостью выгнал со словами: пошла отсюда! А то я тебе сейчас так надаю, что мало не покажется и вообще забудешь зачем приходишь! – сдобрив тираду хорошей порцией матюгов и грозным видом. Гостья с сопровождением ушла. И в туже ночь, квартирой выше, умер сорокалетний сосед. Прошло некоторое время, и гостья со спутниками пришла вновь. И вновь дед её прогнал. В ночь умер пожилой мужчина, несколько моложе прадеда, из соседнего подъезда. Больше всего членов семьи удивляло то, что о смертях соседей дед не знал – уже сами сопоставили даты и поразились. Я тогда была совсем маленькой. Но мысль написать об этом пугающем событии возникла уже тогда. В книге «Четырём смертям не бывать» замысел воплотился в жизнь.

Психомистика

Психомитическая повесть помещает героя на грань реального и запредельного, заставляет раскрыться по-новому и выйти на следующий уровень духовного развития. Думаю, что, наконец, нащупала свой жанр и нишу в литературе. Всему моему творчеству свойственно сближение мира привычного и реально со скрытым, неявным, влияющим тайно на события и судьбы.

Творческие планы

В голове, словно на разных орбитах, одновременно крутятся и потихоньку растут сразу несколько новых задумок. Какие-то станут рассказами, какие-то расширятся до повестей. А какие-то так и не появившись толком, отправятся на литературное кладбище. Думаю, у каждого автора такое есть, где0нибудь на балконе под фикусом покоятся так и не воплотившиеся задумки, не сведённые в единое целое зарисовки из черновиков. А так как судьба задумок в момент «зачатия» кажется исключительно блистательной (о капище под фикусом в такие моменты не думаешь), то не стану говорить о том, над чем ещё работаю. Зато сказать об уже готовых творениях могу: к встрече с читателями уже готова следующая психомистическая повесть под названием «Радуга». В центре повествования: одинокий юноша, пытающийся найти себя и понять, где заканчивается иллюзорный сон и начинается реальность. А заодно выяснить кто он такой на самом деле. Человек без прошлого, заплутавший между сном и явью, правдой и вымыслом.

Для чего Вы пишете?

Думаю, это самый сложный вопрос для автора. Первопричинна тяга к странному процессу, сводящемуся к выведению закорючек на бумаге и ажиотажному настукиванию по клавиатуре компьютера. Цели, задачи придумываются потом, или в процессе. Но придумываются именно потому, что не писать не можешь. А ещё пишу для того, чтобы приманить капризную даму, зовущуюся Музой. Приманить, и, по возможности, приручить. Чтобы обратить страницы слов в живые, трепещущие миры на грани реальности и мистики.

автор: Валентин Грачёв


 



Написать комментарий к статье Добавление комментария

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Проверка на спам:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Решите уравнение и напишите ответ цифрами:


Сейчас также смотрят:

Арт Ассорти
 



Copyright © 2011-2016 "Арт Ассорти"