Логотип art-assorty.ru
Закрыть
Логин:
Пароль (Регистрация | Забыли пароль?):

Рафаэль Санцио – великий художник эпохи Возрождения


Гениальный художник Рафаэль Санцио родился в небольшом итальянском городе Урбино в 1483 г. Как и большинство итальянских городов того времени, Урбино был самостоятельным государством, управляемым герцогом Федериго де Монтефельтро, славившегося своей любовью к искусству и наукам. Его сын Гвидобальдо да Урбино сделал свой двор средоточием выдающихся умов Италии. Урбино в этом отношении не был исключительным городом. Любовь к наукам, искусству была отличительной чертой всех итальянских городов эпохи Возрождения.

Рафаэль Санцио происходит из семьи мелкого торговца, ремесленника Джиованни Санцио. Джиованни имел свою мастерскую, в которой писали образа, отделывали мебель, седла, золотили различные предметы. Понятия ремесленника и художника тогда не разделялись, - все предметы ремесла были в большей или меньшей степени художественными произведениями, все создавалось на основе высокой требовательности к красоте вещи. Рафаэль с детства участвовал в работе мастерской отца. Проявив рано склонность к рисованию, он начал учиться у своего отца, который если и не был замечательным живописцем, то понимал и ценил живопись. В молодости, когда Джиованни проходил период ученичества, он часто странствовал и много писал. И сейчас сохранились еще его работы (например, «Мадонна, окруженная святыми» в церкви Санта Кроче в Фано).

Урбино не был в это время центром какой-нибудь живописной школы, как Перуджия, Флоренция или Сиена, но город часто посещали многие художники, которые выполняли отдельные заказы и своими работами влияли на урбинских живописцев. В Урбино бывали Паоло Учело, Пьеро делла Франческа и Мелоццо да Форли‚ выполнивший для урбинского двора четыре аллегории «Свободных художеств», - произведение, полное величавого спокойствия.

В 1494 г., когда Рафаэлю было всего одиннадцать лет, умер его отец. Семья Санцио состояла в то время из Бернардины - второй жены Джиованни (мать Рафаэля, умерла, когда ему было восемь лет), двух сестер Джиованни, маленького Рафаэля, дяди – монаха Бартоломео, который был назначен опекуном будущего художника. Члены семьи не очень ладили друг с другом. В семье своей Рафаэль прожил до 1500 г. Этот период жизни Рафаэля менее всего известен. Во всяком случае известно, что Рафаэль занимался все это время живописью и был учеником художника Тимотео Вити, работавшего при дворе Федериго де Монтефельтро.

В 1500 г. Рафаэль отправился в ближайший от Урбино город Перуджию, известный своими мастерами живописи. В Перуджии жил самый знаменитый в тех краях живописец Пьетро Ваннуччи, более известный под именем Пьетро Перуджино. Перуджино имел свою мастерскую, большое количество учеников, и в славе с ним соперничал в Умбрии только Синьорелли, который жил в это время в городе Кортоне, находившемся немного дальше от Урбино, чем Перуджия.

Перуджия являлась центром всей Умбрии. Расположенный на скалистом плато, город был живым памятником многих эпох. Все в этом городе дышало искусством: начиная от античных стен, ворот этрусской эпохи, башен и бастионов феодальных времен и кончая вошедшим в историю искусства фонтаном Джованни Пизано и биржей «Камбио», в котором заседала местная корпорация банкиров. Перуджия жила бурной жизнью; в основном жизнь протекала на площади: здесь решались споры, устраивались празднества, обсуждались достоинства правителей и воинов, построек и картин. Жизнь города была полна контрастов: преступления и добродетели, заговоры, убийства, жестокости, смирение, добродушие и искренняя веселость легко уживались рядом. Управлял Перуджией папский легат, который не пользовался авторитетом и находился постоянно под угрозой убийства. Да и не только тайные, но и открытые убийства не особенно порицались. В это самое время город дал мастеру Перуджино заказ расписать местную биржу «Камбио» фресками. Так возникли «Преображение», «Поклонение волхвов» и другие произведения Перуджино, над которыми он работал более семи лет.

Если вы любите творчество современных уличных художников, то http://graffitizone.kiev.ua познакомит вас с искусством граффити как можно подробнее. Здесь вы узнаете всё о стрит-арт художниках, сможете увидеть их работы и прочитать интересные и увлекательные статьи.

Поклонение волхвов

 

Преображение

 

Микельанджело находил искусство Перуджино скучным и устарелым. Такая оценка была вызвана тем, что наиболее консервативные традиции кваттроченто были еще живы в Перуджии (в истории итальянской культуры существует периодизация по векам; поэтому Возрождение условно разделяют на следующие периоды: троченто - XIV в., кваттроченто - XV в. и чинквеченто – XVI в.). Художники создавали здесь композиции, кое в чем близкие старому искусству. Примитивность была их отличительной чертой. Обычно эти картины близко придерживались текстов священного писания. Художники не умели еще выделять волнующие их идеи, отделять с должным пониманием необходимое от случайного. Картины многих кваттрочентистов, - а художники Перуджии были больше других таковыми - перегружены деталями, фигурами, живописная передача библейской темы была в них достаточно наивна.

Умбрийская школа развилась под влиянием сиенцев. Бродившие по городам и селениям сиенские художники оставляли в алтарях и на стенах церквей свои наивные творения, отличавшиеся некоторым эпическим архаизмом и иконографическим однообразием. Возвышенная условность этих иконообразных картин отличала сиенцев от других итальянских школ. Сиенская школа совершенствовала средневековые патриархальные идеалы и хотя добилась в своих иконах высокого мастерства и славилась чистотой и тонкостью контуров, нежностью и тщательностью исполнения, все же не выходила за рамки традиционных объектов изображений. Так, сиенцы мало обращались к природе, все их композиции строились на фоне фантастической архитектуры, но нежная лазурь их картин и сама условность и традиционная однообразность очень полюбились в Умбрии. Многие умбрийские художники развились под влиянием сиенцев.

Не чуждо было Перуджии и искусство Флоренции, которая являлась в то время центром художественной жизни и вбирала в себя все наиболее яркое и талантливое. Флоренция влияла сложностью и новизной своих художественных задач, своим смелым гуманистическим пониманием красоты. Крупнейшие художники Умбрии - Лука Синьорелли, Перуджино и Пинтуриккио как раз и создавали свои замечательные произведения благодаря тому, что опирались не только на сиенскую, но и на флорентийскую традицию. Если на Синьорелли влияла больше Флоренция, обращавшая его внимание на обнаженное человеческое тело, формируя его и без того суровый и прямой характер в сторону предельной логичности и откровенности, то Перуджино ближе к сиенцам с их патриархальностью и художественной консервативностью.

Перуджино очень много странствовал; учился он и во Флоренции, работая под руководством Пьеро делла Франческа‚ а также вместе с Леонардо да Винчи в школе Верроккио. Не смотря на всевозможные влияния, Перуджино остался все же, по своему духу, чисто умбрийским художником любящим мягкие и нежные контуры и трогательные образы Богоматери. Мечтательно-одухотворенные лица его мадонн до сих пор составляют славу умбрийской школы. Когда молодой Рафаэль поступил к Перуджино, последний был в зените своей славы. Он покрывал в это время фресками залы «Камбио». Существует мнение, что Рафаэль принял участие в работе Перуджино в качестве ученика, но установить это точно невозможно.

Первое время Рафаэль работал под влиянием Перуджино. Мастер того времени не ставил себе задачи развить индивидуальность ученика, но только сообщал ему технику мастерства. Ученики часто разрисовывали наброски мастера, делали менее ответственные части в работах, а порой и всю работу, за исключением ее общей композиции и окончательной отделки. Перуджино, будучи популярным художником, был так перегружен заказами, что очень часто совсем передоверял их ученикам.

Мадонны Рафаэля, которые займут в дальнейшем большое место в творчестве художника, в первый период его обучения в Перуджии несут на себе следы влияния. Перуджино. Некоторые из этих Мадонн были сделаны в рисунке Перуджино или его помощником Пинтуриккио. Такова Мадонна собрания Соли (Мадонна и ребенок с книгой): она - вполне перуджиновское творение, выполненное несмелой рукой ученика (ее относят к 1501 г.). Известна Мадонна Конестабиле делла Стоффа, написанная Рафаэлем в то же время. Эта Мадонна необыкновенно наивна и трогательно грациозна; в ней Рафаэль чувствуется уже как самостоятельный художник, несмотря на то, что по сохранившимся рисункам видно, что они сделаны Перуджино или Пинтуриккио.

Мадонна собрания Солли (Мадонна и ребенок с книгой)

 

Мадонна Конестабиле делла Стоффа

 

В 1503 г., после отъезда Перуджино во Флоренцию, Рафаэль получил первый крупный самостоятельный заказ - написать картину «Коронование Богородицы» для церкви францисканского монастыря в Перуджии. Много заказов получает Рафаэль уже в качестве мастера из города Читта ди Кастелло.

Коронование Богородицы

 

В 1504 г. Рафаэль возвращается на родину, в Урбино, как самостоятельный мастер. Его принимают во дворце герцога Гвидобальдо, оказывают ему покровительство. Здесь он сталкивается с интереснейшим и ученейшими людьми своего времени. При дворе герцога Гвидобальдо Рафаэль пишет небольшую картину «Святой Георгий», а также «Архангела Михаила» в виде доблестного рыцаря, воплощающего победу добра над злом. Молодой художник был очень высоко оценен при дворе; герцог считал, что Рафаэль вполне способен стать в ряды лучших художников и создать произведения, стоящие не ниже всего, что было до него создано в живописи.

Святой Георгий

 

Архангел Михаил, низвергающий демона

 

  Святой Георгий, побеждающий дракона

 

В Урбино Рафаэль пробыл всего шесть месяцев и, снабженный рекомендательными письмами, отправился во Флоренцию. Флорентийская республика была в это время цветущим центром художественной жизни. В одном городе в одно и то же время собрались гении, создавшие произведения живописи и скульптуры, до сих пор остающиеся непревзойденными. И в Турции, и в Москве были известны флорентийские мастера, архитекторы и живописцы.

И несмотря на то, что весь народ жил искусством и среди искусства, художников ценили хоть и высоко, но не как артистов, а как ремесленников, хорошо исполняющих свою работу. Платили художникам и архитекторам помесячно или за фут фрески! Правда, во Флоренции уже намечались более определенные грани между искусством и ремеслом. Большинство художников выходило из народной среды. Образование их обычно ограничивалось знанием библейских сюжетов. Проходя курс учения, они больше занимались подсобными работами, чем непосредственно художественным трудом. Хотя мы не имеем точных сведений о жизни Рафаэля в ученические годы, но нет никакого основания предполагать, что он провел их иначе. Исключительные способности Рафаэля помогли ему быстрее пройти обычно весьма длительный (часто до пятнадцати лет) курс ученичества, но его учитель Перуджино сам не мог дать больше того, что он знал. Поэтому, когда Рафаэль окунулся в художественную жизнь Флоренции, в которой искусства стояли на большой высоте, - здесь была открыта перспектива, здесь занимались анатомией, знали и любили обнаженное человеческое тело, - он почувствовал себя снова учеником, которому нужно внимательно присматриваться к окружающему и черпать из него знания. В Перуджии Рафаэль уже сам имел учеников и слыл мастером, а здесь на него смотрели как на начинающего художника и не давали ему общественных заказов.

Рафаэль часто наезжал в Перуджию, руководил работами своих учеников, рисовал картины и окончательно отделывал заказы, но жил и учился во Флоренции. Во Флоренции Рафаэль погружается в изучение натуры, природы, теории ракурсов, перспективы, анатомических задач. Здесь же оформляется композиция его картин: несложные, но удивительно гармоничные и простые мадонны. Эти произведения Рафаэля - «Мадонна со щегленком», «Мадонна на лугу», «Мадонна с ягненком» и т. д. - уже утратили схематический характер умбрийской школы, в них вполне реалистически выражен высокий и нежный, вполне земной идеал материнства.

Мария с младенцем, Иоанном Крестителем и младенцем Иисусом Христом (Мадонна Терранова)

 

Мадонна Дель Грандука

 

Мадонна с младенцем на троне со св. Иоанном Крестителем и Николаем Мирликийским

 

Малая Мадонна Каупера

 

Мадонна в зелени (Дева Мария на лугу)

 

Мадонна с гвоздиками

 

Мадонна с младенцем, святыми и ангелами (Мадонна под балдахином)

 

Мадонна со щеглёнком

 

Мадонна Орлеанская

 

Мадонна с младенцем и Иоанном Крестителем в пейзаже (Прекрасная садовница)

 

Читающая Мадонна

 

В 1508 г., Рафаэлю всего двадцать пять лет, но он уже создал более пятидесяти станковых картин, одну фреску в монастыре Сан-Северо и бесконечное множество рисунков и эскизов. Так как Рафаэль достиг большого совершенства в своем искусстве, известность его в флорентийских кругах неуклонно росла. Художник овладел большой четкостью рисунка, совершенствуясь на высоких образцах; он не останавливался даже перед переработкой своих незаконченных картин в соответствии с новыми, более высокими представлениями о красоте. Следуя советам Леонардо, Рафаэль, изображая своих мадонн, избегает лишних деталей и украшений, которые были в большой моде в Умбрии и работает над пейзажем. Вероятно, в это время Рафаэль был уже знаком с «Трактатом о живописи» Леонардо да Винчи, который был написан в 1498 г. Он уже преодолевает традиции кваттрочентистов: исчезает жесткость манеры и неумение отбросить детали, появляется более обобщенное реалистическое облагораживание образа, строгая композиция. Творчество Рафаэля исходит не из смутных представлений, неуловимых эмоций и наивных наблюдений, - акт творчества становится глубоко продуманным, построенным на ясном знании и понимании действительности. Его картины приобретают благородную простоту, в них видно стремление художника логично и предельно выразительно воплотить в живописи свой идеал человека. Рафаэль освобождается от замкнутой художественной системы, принятой в Умбрии с ее оттенком провинциализма, и вносит в искусство идеал прекрасного человека, гармонию высоких знаний и более сложные представления о живописи.

Фреска Рафаэля и Перуджино в капелле Сан Северо в Перудже

 

Ангел

 

Аллегория (Сон рыцаря)

 

Распятие с Девой Марией, святыми и ангелами

 

Обручение Девы Марии со св. Иосифом

 

Три Грации

 

Благословение Христа

 

Святое семейство под пальмой

 

Положение во гроб

 

Святая Катерина

 

Святое семейство

 

Как ни своеобразны были итальянские города, из которых каждый представлял собой самостоятельный центр и жил своей неповторимой жизнью, Рим выделялся среди них как необыкновенный, особенный город. В начале XVI в. Рим - центр папского государства, центр католической жизни всей Европы; в некотором смысле он был и политическим центром Европы.

Папа Юлий II, один из наиболее воинствующих отцов церкви, вел политику, главным образом, при помощи крови и железа. В деяниях римских пап особенно ярко отразилась двойственная природа эпохи Возрождения. С одной стороны, папы были образованнейшими людьми своего времени, они группировали вокруг себя интереснейших людей своего времени и были проникнуты гуманистическими тенденциями века. С другой стороны, они же являлись организаторами инквизиции, разжигали религиозный фанатизм. Эта эпоха, больше всего верившая в гений и силу человека, рождала правителей - тонких знатоков искусств и вместе с тем чудовищных убийц, ярких и талантливых и часто вместе с тем уродливых в нравственном отношении. Одним из таких людей и был Юлий II. Он вошел в историю как один из крупнейших меценатов, искренне любивших искусство и способствовавших его развитию. При Юлии в Риме были начаты грандиозные работы, например, строительство знаменитого собора Святого Петра.В Риме работали знаменитейшие художники Италии: Перуджино, Перуццио, Синьорелли, Ботичелли, Брамантино‚ Бацци, Пинтуриккио, Микельанджело. Здесь были сосредоточены богатейшие памятники архитектуры и живописи от Джотто и Альберти до Микельанджело и Браманте. Совершенно неожиданно для себя Рафаэль был приглашен Юлием II в этот мировой город, чтобы принять участие в росписи ватиканских зал – станц. Рафаэль до сентября 1508 г. уже приступил к работе в Риме. Юлию так понравились проекты Рафаэля, что он отпустил ранее приглашенных художников и поручил ему выполнение всей работы. В короткий срок Рафаэль, обладавший мягким и общительным характером и уже прославленный своими успехами в Ватикане, получил столько заказов, что должен был взять себе помощников и учеников, иначе говоря, был принужден открыть мастерскую. Рафаэлю предстояло, прежде всего расписать фресками «Сигнатуру» - залу, где Папа подписывал свои бумаги.

Первая Ватиканская фреска Рафаэля, известная под названием «Диспут», посвящена прославлению религии; вторая, расположенная напротив «Диспута», изображает восхваление философии как свободной «божественной» науки. Над окном Рафаэль изобразил Парнас, а ниже, по бокам окна, Александра Македонского, приказывающего положить рукопись Гомера в гробницу Ахилла, их императора Августа, запрещающего друзьям Виргилия сжигать «Энеиду». Над другим окном Рафаэль изобразил аллегорические женские фигуры, олицетворяющие осторожность, воздержанность и т.д., по бокам окна изображено освящение гражданского права Юстинианом и освящение церковных законов папой Григорием IX.Императоры, философы, папы, купцы и боги, которых рисовал Рафаэль на своих фресках, были реальными людьми Италии XVI в. Правда у Рафаэля уже есть некоторая тенденция смягчить, сгладить их резкость и своеобразие. Он выбирает свои образы и идеализирует людей менее бурных и стремительных; сущность рафаэлевского реализма в том, что он обнаруживает некоторое стремление к изображению спокойных, тихих настроений, уравновешенных характеров, не острых ситуаций. Поэтому его композиции иногда страдают отвлеченностью. Отдельные лица и фигуры в этих композициях производят более яркое реалистическое впечатление, чем настроение всей картины в целом. Остаток наивной веры художника, уже вступившего в блестящий век чинквеченто, но еще связанного непосредственно с традициями кватроченто, мог родить образы, подобные изображенным в «Диспуте». В том, как выполнено «Рассуждение святых отцов церкви о таинствах причастия» («Диспут»), можно увидеть еще кое-что от кваттрочентистской живописи. В планировке - резкое противопоставление неба и земли. Святые и Бог расположились на небе, механически отделенном от земли. Вся трактовка лиц и положений, иерархическое расположение действующих лиц - все напоминает XV в. Особенно умбрийский характер носит верхняя часть фрески, изображающая небо и Святых. Все же эта первая крупная композиция Рафаэля показала его как исключительного и зрелого мастера. Рафаэль собрал здесь всех философов-схоластов, имена которых сделались священными для церкви: тут и Фома Аквинский, Джон Скотт‚ Августин‚ а также Данте и Савонарола.

Афинская школа

 

Изведение Апостола Петра из темницы

 

Изведение Апостола Петра из темницы

 

Изведение Апостола Петра из темницы

 

Битва при Остии

 

Диспут

 

Коронование Карла Великого папой Львом III в 800 году

 

Парнас

 

Пожар в Борго

 

Станца делла Сеньятура

 

Торжество права

 

Сейчас же вслед за «Диспутом» Рафаэль написал «Афинскую школу», фреску, блестящую по мастерству композиции. Рафаэль изобразил на той фреске всех замечательных греческих философов, поставив в центре две фигуры, возглавляющие греческую философию - Платона и Аристотеля, каждого со своими сочинениями в руках. Платон указывает пальцем поднятой руки вверх, как бы утверждая, что истина находится именно там, на небесах. Аристотель, олицетворяющий эмпирический взгляд на вещи, указывает на землю как на основу всякого познания и мысли. «Афинская школа» одно из интереснейших творений Рафаэля. В этой вещи Рафаэль достиг уже вершины своего таланта, в ней чувствуется все то новое, что Рафаэль приобрел в Риме, - в Риме Льва Х (преемника Юлия II с 1513 г.) с его светски-гуманистическим двором, в том Риме, в котором человек понимался без мистико-религиозной оболочки, во всей полноте его подлинных жизненных сил и возможностей. В этой фреске все люди - самостоятельные, возвеличенные индивидуальности, наделенные совершенным духовным и физическим складом. При общей строгой классичной композиции значение каждой фигуры в отдельности не умаляется, и каждая фигура в художественном отношении самостоятельна, индивидуальна.

Во фреске «Афинская школа», несмотря на стремление Рафаэля придать лицам слишком торжественный пафос мысли, несмотря на сковывающую симметрическую композицию, типы философов, их лица и позы сохраняют еще силу правдивости. Это лица обычных людей, одухотворенных всепоглощающей мыслью, стремлением разрешить волнующие вопросы. Почти жанровой живости достигают некоторые фигуры; таковы - группа мыслителей, проверяющих при помощи циркуля правильность фигуры, начертанной мелом на грифельной доске, и фигура юноши, прислонившегося к колонне и в неудобной позе сосредоточенно записывающего что-то в свою тетрадь. Страстно напряжены лица у группы, расположившейся с левой стороны на нижних ступеньках храма; особенно интересно лицо старого мыслителя, силящегося заглянуть через плечо соседа в книгу, которую тот держит в руках.

В такой идеализации мощи и силы человека апогей гуманистической философии. Здесь, однако, уже явственно выступает другая сторона творчества Рафаэля: легко заметить, что тема произведения и его выполнение близки гуманистической культуре римского двора с его академическими интересами, направленными на вопросы стиля, формы, риторики. В Риме художник переставал быть умбрийским или флорентийским мастером. Рафаэль приобрел всю красочность и реалистичность своего творчества в республиканской Флоренции, но с его мягкой, податливой натурой Рафаэль оказался самым римским из ренессансных художников.

При всем своем благородстве лица часто совершенно народны, - в них нет нарочитой утонченности, они не оторваны от жизни. Правда, Рафаэль идеализирует, но идеализирует, создавая этих охваченных единым высоким порывом людей, реальную жизнь. Здесь и молодые нежные лица, еще покрытые пушком, и некрасивые головы старцев. Масса разнообразия в движениях, выражениях лиц и позах. Все преисполнено жизнью и правдой. Художник не прибегает к неправдоподобным преувеличениям, утрированным позам, для того чтобы показать прекрасную, величественную картину торжества, праздника человеческой мысли.

Рафаэля часто упрекают в холодности и академичности, особенно в его работах римского периода. Во фресках зала Гелиодора в Ватикане или зала &laqborder: 0px none;border: 0px none;text-align: center;text-align: center;uo;Пожар Борго» идеализация приобретает оттенок официальности. Что-то оперное есть уже в «Изгнании Гелиодора». Театральна сама расстановка фигур: справа - группа грабителей храма и всадник, посланный небом, замахнувшийся на уже поверженного на землю Гелиодора, слева - верующие, пораженные небесной карой, испуганные и умиленные. Нарочито правильное расположение фигур отвлекает от внутреннего смысла. В композиции нет теплоты, конкретности ощущения живой действительности; что-то искусственное есть в фигурах, так красиво расставленных, как будто основная забота художника - доставить приятное зрительное впечатление. То же можно сказать о фресках «Больсенская обедня», «Атилла, остановленный у врат Рима». Все эти фрески‚ так же как и фрески «Пожар Борго», «Освобождение Святого Петра из темницы», должны были прославлять иерархию, величие церкви и власть пап. Исторические или библейские темы приобретали злободневную трактовку. Несмотря на драматический замысел фрески «Изгнание Гелиодора», в общем картина производит холодное впечатление.

Фреска «Больсенская обедня» возрождает старый миф, для того чтобы прославить твердость веры папы Юлия II и устрашить, укорить не только мирян в эту трудную для религии эпоху, но призвать к порядку и дерзких священников, смеющих усомниться в «чудесных таинствах» церкви. И все же отдельные лица на этой фреске сделаны прекрасно. С правой стороны расположились солдаты стражи папы или его носильщики. Они позже других заметили совершившееся чудо и отнеслись к нему довольно равнодушно. Очевидно, художник не очень стремился включить их в общее настроение картины. Это спокойные четкие профили вполне мирских людей, которые далеки от происходящего. Основная особенность их лиц - спокойное благородство, напоминающее лица лучших фигур флорентийских мастеров.

Атилла, остановленный у врат Рима

 

Изгнание Гелиодора

 

Ватиканские фрески Рафаэля расположены в четырех залах: «Сигнатура», Гелиодора‚ «Пожар в Борго», Константина. В залах «Сигнатура» и Гелиодора Рафаэль писал сам все фрески, прибегая только к незначительной помощи учеников, в зале «Пожар Борго» Рафаэль писал только фреску, по имени которой называется вся зала, - в остальных фресках большое участие принимали его ученики: Джиованни да Удино, Джулио Романо и Франческо Пенни. В зале Константина ни одна из фресок не была написана самим Рафаэлем. Рафаэль приготовил картоны, которые его ученики перенесли на стены. Самая значительная из фресок этой залы «Победа Константина» - не была еще начата в год смерти Рафаэля. Это самое грандиозное изображение битвы во всей истории живописи.

Во время работы над ватиканскими фресками Рафаэль с энергией настоящего человека Возрождения работал еще над целым рядом произведений. В эти же самые годы созданы его лучшие мадонны. Начиная с 1509 и по 1520 гг. он их написал более двадцати. Так называемые «мадонны Римского периода» отличаются большой зрелостью таланта и ясностью выраженного в них идеала. Рафаэль создал тип женщины-матери, исполненный необыкновенной прелести. Лица его мадонн, сохраняющие всегда свою удивительную земную одухотворенность, бесконечно разнообразны по выражениям в каждой отдельной картине.

Мадонна Ди Фолиньо

 

Мадонна Лорето

 

Мадонна Альба

 

Мадонна с младенцем и св. Иоанном Крестителем, св. Елизаветой и св. Екатериной

 

Поэзия

 

Экстаз св. Цецилии

 

Несение креста

 

В эти же годы богатый римский банкир, любящий искусство, поручил Рафаэлю Санцио написать в своей вилле «Фарнезина» фрески «Триумф Галатеи» и миф о Психее и Амуре. Художник изобразил Галатею ориентируясь на поэму Анджело Полициано - придворный поэт Лоренцо Великолепного выразил в этих стихах в полной мере свое острое чувство внешней картинности. Галатея Рафаэля стоит на большой раковине, которую влекут впряженные в нее дельфины. Фигура и поза Галатеи взяты из античных памятников. Она почти обнажена, одежда ее развевается по ветру и позволяет любоваться прелестными формами юной девушки. В картине много движения, все фигуры даны в беспокойных поворотах. Ощущение движения должно усиливаться еще витающими в облаках амурами, целящимися со всех сторон в плывущую по волнам Галатею. Но, несмотря на обилие движения, лица всех фигур и в том числе Галатеи неподвижны и мало выразительны. Декоративность картины усиливается еще странно написанным морем. Картина много раз реставрировалась, и море как раз подвергалось самой безжалостной «обработке». Это значительно изменило весь характер картины, хотя основное - ее узорчатая декоративность - конечно, осталось.

Вилла Фарнезина

 

Вилла Фарнезина

 

Вилла Фарнезина

 

Вилла Фарнезина

 

Триумф Галатеи

 

Амур и три грации

 

Амур и Юпитер говорят о Психее

 

Венера на колеснице, запряженной голубями

 

Венера, Церера и Юнона

 

Психея несет сосуд Венере

 

Психея подает Венере сосуд

 

Свадебное торжество Амура и Психеи

 

Совет богов

 

Далее, Рафаэль покрыл фресками сводчатый потолок одной из комнат виллы «Фарнезина» и целую галерею лоджий. Сюжетом для этих фресок Рафаэль взял сцены из мифа об Амуре и Психее в том виде, как этот миф разработан в «Метаморфозах» Овидия, а частично у Апулея и Феокрита. Эти сцены, их всего десять, изображают историю Амура и Психеи, с участием Венеры и многих других богов Олимпа. Картоны к этим фрескам были написаны в 1518 г., то есть в то время, когда Рафаэль занимался уже архитектурой, руководил работами по постройке собора Святого Петра, археологическими исследованиями, охраной античных памятников и восстановлением древнего Рима. Рафаэль чрезвычайно много интересовался произведениями искусства классического античного мира и проявил свое знание античной скульптуры в изображении цикла сцен об Амуре и Психее. В эти годы Рафаэль создавал только картоны, изредка подрисовывая и поправляя главные фигуры. Фрески «Фарнезины» славятся своим исключительно интересным изображением греко-римских богов.

Изящные бытовые сцены, символические намеки и игривые детали этих фресок мало напоминают величественных богов классической Греции. Психея‚ эта красивейшая из смертных женщин, возбудившая ревность самой богини красоты, у Рафаэля - чудесная здоровая девушка, переживающая сложные перипетии любовной истории: то она млеет в объятиях лукавого мальчишки Амура, то отправляется с Меркурием на Олимп, с лицом озаренным улыбкой победы и торжества.

Почти идиллически выглядят фрески, на которых изображены Венера, показывающая Амуру людей, или Амур, ищущий сочувствия у трех граций и поручающий им Психею для защиты от Венеры. Заключается вся эта серия большим панно «Пир богов», на котором изображено тридцать богов, примирившихся со вторжением в их среду смертной красавицы Психеи. Несмотря на обилие фигур, картина производит удивительно цельное впечатление, так они удачно расположены. Декоративный замысел художника, изобразившего шумное олимпийское веселье, предельно ясен в этом панно. Что-то пасторальное есть в деланной серьезности Юпитера, да и во всех изящно веселящихся богах, на которых сыплется дождь цветов и ангелоподобных существ с крылышками бабочек. Это не мощные титаны Микельанджело, не величественные олимпийцы Гомера, а манерно облагороженные персонажи «Метаморфоз» Овидия: все чересчур чувственное, резкое, бурное - смягчено и успокоено. В этой изумительной декоративной росписи Рафаэль больше, чем в других картинах, выразил сущность своего века.

Папа Лев X был неистощим в своих требованиях и не признавал пределов творческой фантазии и просто физической усталости у художника. Сейчас же по окончании фресок «Фарнезины» Рафаэль, по поручению Папы, должен был расписать фресками второй ярус лож, примыкающих к ватиканскому двору. Для украшения этих лож Рафаэль написал пятьдесят два картона декоративного характера и покрыл огромное пространство стен декоративными орнаментами и архитектурными мотивами. Рафаэль создал необыкновенное разнообразие картин, узоров и орнаментов, составляющих вместе очаровательное целое. Все приведено в согласие, звучит одним мощным художественным аккордом. Рафаэль написал свои фрески по библейским (сотворение мира, изгнание из рая, явление Бога Исааку и т.д.) и по мифологическим (боги, гении, необыкновенные звери) мотивам, не отказываясь и от тем современной жизни. Так, на одной из фресок он изобразил художников за работой.

Фрески ватиканских лож далеко не равноценны по своим художественным достоинствам. Считают, что некоторые из них были даже в картонах созданы его учениками. Уже через десять лет после их выполнения многие были испорчены действием непогоды, потому что написаны они были в открытой галерее, которую застеклили только в XIX в. Эти фрески интересны для нас как свидетельство неисчерпаемого творческого гения Рафаэля, удивительной работоспособности и разносторонности его таланта. Художник, не вникая глубоко в содержание библейских легенд, создал эти фрески, носящие название «Библии Рафаэля». Бог свободно парит в безвоздушном пространстве и без усилий творит все, что ему полагается: хлябь и твердь, небо и луну. Он изображен в виде жизнерадостного, здорового бородатого старика; голова его покрыта густой шапкой седых волос. В «Создании Евы» есть что-то жанровое; Бог на ней глубокий, но крепкий старик, а юная, с полудетскими формами Ева очень трогательна в своей невинности.

В одно и то же время Рафаэль работал над многими картинами‚ украшая Ватиканские ложи, создавая своих мадонн, рисуя портреты, восстанавливая древний Рим и сочиняя сонеты, очень поэтичные и лиричные. Свое тонкое знание древнеримского искусства Рафаэль проявил во многих работах. Особенно интересна в этом отношении роспись ванной комнаты кардинала Бибиены. Она исполнена в позднеантичном стиле, на темно-красном фоне, сюжетами, взятыми из античной мифологии.

Лев Х решил украсить богатыми златотканными коврами свободные от фресок части Сикстинской капеллы и поручил Рафаэлю написать картоны для этих ковров. Предполагалось выткать десять ковров, с изображением на них различных деяний апостолов. Бордюры ковров, вытканные под бронзу, рисовали эпизоды из жизни папы. Три года ткались ковры на фабриках и, когда были развешены в Сикстинской капелле, произвели потрясающее впечатление. Действительно, картоны Рафаэля, изображающие деяния апостолов, совершенно необыкновенны по силе и простоте. Как уже сказано выше, все творчество Рафаэля римского периода отмечено некоторой долей помпезности, официальной красоты и изысканного совершенства. Только его портреты и мадонны в значительной мере избежали этой печати; то же самое можно сказать о картонах. Именно о картонах, а не о коврах, потому что последние настолько пострадали от времени и случайностей, не говоря уже о невозможности передать в ткани все тонкости замысла художника, что судить по ним о Рафаэле очень трудно. Судьба картонов была тоже не очень счастливой. Их оставили на фабрике в Брюсселе, где ткались ковры, и никто не позаботился об их сохранении. Некоторые картоны так и пропали; сохранившиеся - только в XVII в. случайно были открыты Рубенсом, уговорившим английского короля Карла I их приобрести.

Наиболее интересны по теме и ее разрешению ковры «Чудесный улов» и «Паси овцы моя». Как и в других коврах, здесь поражает удивительная простота, реалистичность трактовки сюжета. Мы видим обыкновенную сельскую местность: вдали расстилается пейзаж, создающий фон для всей картины и изображающий возвышенность, на которой расположены селения, рощи, церкви. Передний план занимают фигуры апостолов. И Христос и его ученики не имеют в себе ничего религиозного, что особенно ясно в ковре «Чудесный улов», где по существу изображена обыкновенная рыбная ловля итальянских крестьян. Здоровые, сильные тела апостолов одеты в короткое платье, открывающее почти все тело и обнажающее мышцы и мускулы; лица двух учеников, вытягивающих сети, выражают напряжение, так же как и занятые работой руки. Ученик, управляющий лодкой, увлечен своей работой; фигура его изогнулась в неудобной позе, для того чтобы удержать лодку в равновесии. Апостолы Павел и Андрей, выражающие Христу свою веру и благодарность, удовольствие и умиление, просты своим народным обликом. Реалистическая трактовка религиозной темы свободна, не скована никакими традициями. Все это показывает, что Рафаэль не ищет эффектов внешней красивости. Христос сидит на корме в спокойной позе; он отличается от апостолов одеждой и более тонким, одухотворенным выражением лица. На переднем плане картины изображены три журавля. Птицы производят немного странное впечатление в такой непосредственной близости к людям. Много спорили о том, нарисовал ли этих птиц сам Рафаэль или потом их пририсовал какой-нибудь ученик. Как бы там ни было, нужно сказать, что птицы только усиливают впечатление необычайности момента, доверчиво приближаясь к людям, протягивая к ним свои головы.

Большой интерес представляет картон «Паси овцы моя» по необыкновенной глубине и четкости психологических характеристик. Христос, красивый, стройный белокурый человек с величественным и светлым лицом, стоит немного поодаль, отдельно от группы апостолов, и обращается к Петру, оказывая ему предпочтение. Интересны лица апостолов: чувства радости и благоговения выражают некоторые из них; другие, стоящие дальше, то осенены внезапной отрезвляющей скептической мыслью, то просто раздражены и злобны. Последний в группе апостол прижимает к груди книгу, этот символ знания, а не веры, и собирается уйти.

В картине «Исцеление хромого святым Петром и святым Иоанном», помимо интересной декоративной композиции, совершенно исключительный интерес представляет фигура нищего калеки, расположившегося у правой колонны храма. На фоне колонн, богато и пышно орнаментированных, перевитых гирляндами виноградных листьев с искусно вплетенными в них амурами, даны уродливые и изможденные старостью и болезнями нищие и калеки. Непередаваемое выражение имеет лицо калеки, наблюдающего из-за колонн «чудо» исцеления хромого. Недоверие и надежда, зависть и скептическое безразличие - целая гамма чувств отразилась на этом лице. Он опирается своими все еще сильными руками на посох, - поза некрасивая, но очень живая. Редкая растительность покрывает его лицо и голову. Плутоватое лицо нищего выражает высшую степень удивления, верхняя губа прикушена. В XVI в. искусство еще могло создать такой портрет, лишенный фальшивой идеализации, остающийся в рамках спокойного правдивого реализма, но свободный от ненужных натуралистических подробностей.

Картон «Смерть Анания» передает тот момент библейской легенды, когда Петр сказал Ананию, утаившему деньги от проданной земли: «Ты солгал не человеку, а Богу! - И, услышав эти слова, Ананий пал бездыханным на землю, и великий страх объял всех...» Отдельные лица апостолов и просто людей из толпы прекрасны. Лица апостолов - простые, грубые. Они реалистически жизненны, эти могучие духом люди, полные достоинства и нравственной силы. Необыкновенное богатство портретных характеристик, чувство величия характеров ставит картоны Рафаэля в число тех лучших творений XVI в., которые завершают собой идеалы искусства Возрождения.

Смерть Анания

 

Чудесный улов

 

Жертва в Листре

 

Исцеление хромого святым Петром и святым Иоанном

 

Наказание Елима

 

Паси овцы моя

 

Проповедь святого Павла

 

Гобелены

 

Картоны Рафаэля называют парфенонским мрамором нового времени, высшим проявлением гения эпохи. Их ставят наравне с «Тайной вечерей» Леонардо и «Сикстинской капеллой» Микельанджело. Все же следует заметить, что этот высокий отзыв о коврах Рафаэля справедлив, если говорить только об отдельных образах, несомненно, представляющих собой шедевры мирового искусства. В композициях даже ковры подчинены той «классической» гармонии, которая отнимает у них часто теплоту и жизненность. Так, красиво изогнутой линией эллипса расположились фигуры вокруг композиционного центра извивающегося в судорогах Анания. Декоративно уложены складки плащей у апостолов, которые все вместе представляют собой какое-то театральное зрелище. Образцовая правильность композиции придает всей картине риторический характер. Немногие ковры избегли печати холодной классической композиции: к таковым нужно в первую очередь отнести «Чудесный улов».

Зато в этих произведениях Рафаэль уже вполне художник нового времени, он ушел от наивности ранних итальянских художников. Религиозный сюжет у Рафаэля, как у лучших кваттрочентистов и особенно великих художников XVI в., делается чем-то второстепенным. В его живописи живут и действуют люди с совершенно земными настроениями - задумчивые, как Сикстинская мадонна, или радостные, как Психея, одухотворенные мыслью, как философы Афинской школы, или разгневанные, как апостолы в «Смерти Анания». Прогрессом в его искусстве является то, что в качестве типичного представителя итальянского Высокого Возрождения XVI в. в частности (с его особой ясностью классического вкуса) - он культивирует строгое начало. Правда, под влиянием римского гуманизма ясность и дисциплина лишают картины жизненной теплоты.

В Риме Рафаэль достиг огромной высоты в области портретного искусства. Во время своего пребывания во Флоренции художник написал несколько портретов. Но они являлись еще ученическими работами, носили на себе следы многих влияний. В Риме же Рафаэль создал больше пятнадцати портретов. Очевидно, первым был написан портрет папы Юлия II. Неизвестно, оригинал ли сохранился в галереях Питти и Уфицци, потому что и в той и в другой галерее есть одинаковые экземпляры портретов, приписываемые Рафаэлю. Во всяком случае портреты эти очень реалистически изображают бледного, болезненного вида старика в красной шапочке и в короткой красной накидке; старец сидит в кресле, положив покрытые кольцами руки на ручки кресла. Руки папы выразительны, - не старчески слабые и безвольные, а полные жизни и энергии.

Портрет Льва Х с кардиналами Джулиано Медичи и Луиджи Росси

 

Портрет Франческо Мария Делла Ровере (Портрет юноши с яблоком)

 

Портрет Элизабет Гонзага

 

Беременная женщина

 

Дама с единорогом

 

Портрет Маддалены Дони

 

Портрет молодой женщины

 

Портрет Кардинала

 

Портрет Юлия II

 

yandex_partner_id = 79218; yandex_site_bg_color = 'FFFFFF'; yandex_ad_format = 'direct'; yandex_font_size = 1.1; yandex_direct_type = 'vertical'; yandex_direct_limit = 3; yandex_direct_title_font_size = 3; yandex_direct_links_underline = false; yandex_direct_title_color = '222222'; yandex_direct_url_color = '222222'; yandex_direct_text_color = '222222'; yandex_direct_hover_color = 'FE764A'; yandex_direct_favicon = true; yandex_no_sitelinks = true; document.write('');

Смотрите также: Рафаэль Санти картины
 



Написать комментарий к статье Добавление комментария

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Проверка на спам:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Решите уравнение и напишите ответ цифрами:


Сейчас также смотрят:

Арт Ассорти
 



Copyright © 2011-2016 "Арт Ассорти"