Логотип art-assorty.ru
Закрыть
Логин:
Пароль (Регистрация | Забыли пароль?):

Фрагонар Жан-Оноре – французский художник эпохи рококо


Жан-Оноре Фрагонар родился в 1732 г. в Грасе (Прованс, Франция). Отец художника занимался изготовлением и торговлей перчаток; разорившись, он был вынужден переехать с семьей в Париж. Поначалу юный Фрагонар работал клерком у нотариуса. Осознав свое художественное призвание, он попытался в 1747 г. поступить в мастерскую Франсуа Буше, который отослал неподготовленного подростка к Шардену. Однако метод великого живописца, основанный на проникновенном созерцании натуры и медленном, трудоемком письме, оказался чуждым импульсивной натуре Фрагонара, экспрессивному и импровизаторскому складу его таланта. Отправной точкой его творческого развития могло стать искусство именно Буше - художника динамичного и необыкновенно яркого декоративного дарования. После шести месяцев, проведенных у Шардена, Фрагонар возвращается к Буше и вскоре становится самым блестящим его учеником. В работах Фрагонара тот же набор буколически-галантных, театрализованных персонажей эпохи рококо: прекрасные садовницы, пастушки, купидоны, аллегорические фигуры, олицетворяющие искусства или времена суток, Венеры и Дианы. Те же сочетание чисто декоративной красоты (некоторые из его работ служили картонами для гобеленов), свободы воображения, легкости кисти и изящества с развлекательным и условно-поверхностным характером образов и самого живописного языка.

В 1752 г. двадцатилетний Фрагонар пишет для представления в Академию художеств картину на библейский сюжет («Иеровоам приносит жертву идолам») в более строгом историческом стиле. Картина была удостоена римской премии, однако поездке в Рим по установленному обычаю предшествовала длительная стажировка в Париже. Три года Фрагонар вместе с другими учениками штудирует под руководством известного академического живописца Карла Ван-Лоо анатомию, перспективу, геометрию, историю и «аллегорию», рисует слепки и живую натуру. Одновременно он продолжает начатое еще в ранней юности усердное изучение мастеров XVII и начала ХVIII вв. - Рембрандта, Остаде, Ватто (позднее - Рубенса, венецианских колористов, Тьеполо, Ф.Гальса, Рейсдаля и др.).

Фрагонар Жан-Оноре

Иеровоам приносит жертву идолам (1752 г.)

французский художник эпохи рококо

Психея показывает сестрам подарки от Амура (1753 г.)

 

В 1756 г. Фрагонар уезжает в Рим в качестве стипендиата основанной французской Академии, которую возглавлял в те годы Натуар. К концу пребывания в Италии он знакомится с будущим прославленным мастером пейзажных панно Гюбером Робером и утонченным меценатом аббатом Сен-Ноном. В садах виллы д’Эсте в Тиволи и других итальянских вилл, куда Сен-Нон пригласил молодых художников, Фрагонар впервые создает подлинно оригинальные, отмеченные печатью величия произведения. Здесь происходит его настоящее рождение как художника, превращение из эпигона Буше и академиков в неповторимо самобытного мастера. В этот период он работает в основном в графике, создает с помощью карандаша, бистра и сангины серию изображений знаменитых вилл с уходящими вдаль аллеями, с клубящимися, подобно облакам, кипарисами, величественными зонтами пиний, каскадами зелени и водопадами, фонтанами и террасами. Проницательный Сен-Нон не случайно находил в этих рисунках чары, присущие не холодной виртуозности‚ но подлинной поэзии.

Благодаря своим графическим работам Фрагонар вошел в искусство XVIII в., став одним из самых блестящих рисовальщиков. В рисунке Фрагонар такой же колорист и «люменист», как и в живописи. Его излюбленной техникой был бистр с размывом и сангина, позволявшие добиться бесконечного богатства градаций теплых коричневатых тонов. С тем же совершенством Фрагонар пользовался тушью, акварелью, свинцовым и итальянским карандашами, офортом. Многие его листы посвящены портретным образам - автопортреты, изображения близких и друзей или просто окружающих художника людей, впечатляющие правдивостью, точностью и красотой рисунка. Однако подлинно мировую славу Фрагонару принесли его пейзажные композиции, образы парков и аллей, созданные в основном во время первого второго путешествий в Италию. Эти образы исполнены поистине волшебной поэзии, причем ощущению волшебства, присущему всякому большому произведению искусства, способствует и контраст между скупостью выразительных средств и богатством создаваемых эффектов. Градации коричневых или черно-белых тонов строят в листах Фрагонара форму предметов, сложное пространство и передают саму окружающую атмосферу: струящийся воздух, поток солнечных лучей. Поверхность листа мерцает и живет, кажется одновременно бархатистой и прозрачной; в моделировке форм нежнейшее туше сочетается с отточенным, экспрессивным рисунком. В графике, как и в живописи, почерку Фрагонара присущи свобода и непринужденность, предельная утонченность и при этом отсутствие мелочных подробностей; его образы захватывают поэтическим чувством в восприятии природы.

В 1761 г. Фрагонар возвращается в Париж. Его творчество начала 60-х гг. интенсивно и многогранно; художник пробует себя в различных жанрах, чтобы сохранить в будущем только органичные своему таланту. Он пишет картины-воспоминания об итальянских виллах, создает необыкновенно свежие жанровые сцены, пейзажи, полные огня композиции на тему поэмы Тассо «Освобожденный Иерусалим», а также серию портретов (так называемый «экспрессивные головы»). Одновременно он работает над картинами в историческом жанре и пишет для вступления в Академию художеств большое полотно «Жрец Корез жертвует собой для спасения Каллирои». Выделявшаяся живостью и красотой колорита среди подобных академических произведений, но, подобно им, риторическая и лишенная подлинной индивидуальности, картина эта имела большой успех в академической и придворной среде. Фрагонар причисляется к академикам, получает квартиру и мастерскую в Лувре, перед ним открывается перспектива почетной карьеры с заказами двора и королевской мануфактуры гобеленов. Однако к неудовольствию официальной критики художник избирает путь свободного творчества. Он предпочел «живое искусство», передающее дух новой эпохи. Главное место в творчество Фрагонара во второй половине 60-х и в 70-е гг. занимают разнообразные вариации и оттенки галантного жанра и столь же разнообразные по характеру портреты. Его заказчики – богатые любители искусств, финансисты, люди творческого труда, танцовщицы оперы.

 

Девушка, играющая с собачкой (1768 г.)

Выигранный поцелуй

Девочка в постели, играющая с собачкой

Жрец Корез жертвует собой ради Каллирои

 

Нельзя не отметить прикладную графику Фрагонара - его книжные иллюстрации к Лафонтену и Ариосто. В иллюстрациях к сказкам Лафонтена Фрагонар - веселый мастер рококо и непревзойденный рассказчик, причем в отличие от писателя он никогда не переходит за грань пристойного. Его рисунки пером и бистром здесь несравненны по живости, беглости, непосредственности и юмору; они кажутся бегущими, как строчки текста. Во многом иным выступает Фрагонар в иллюстрациях к «Неистовому Роланду» Ариосто - тут потребовались такие его качества, как полет воображения, мечтательность. В 1780-е гг. художник выполнил к Ариосто около 160 рисунков карандашом и бистром с изображениями поединков, похищений, преследований, всадников, летящих в облаках и вместе с облаками. Используя пятна краски, зигзаги, спирали, росчерки, беглые штрихи, Фрагонар создает впечатление «тотального» движения, полета и становления. В то же время вся композиция кажется стройной и организованной. В иллюстрациях к Ариосто, так же как в ранних живописных работах к поэме Тассо, художник выступает мастером «большого стиля». Но в графике этот унаследованный от барокко «большой стиль» еще более бесплотен, призрачен и фееричен.

В живописи Фрагонара варьируются все галантно-эротические мотивы XVIII столетия: шаловливая игра и страстное любовное объятие, обнаженные купальщицы, похожие на речные божества, и почти жанровые любовные сценки. При этом легковесность многих подобных сюжетов преодолевается силой живописного дара художника. Его образы, сохраняя радостную легкость и пикантность, приобретают правдивость и жизненность, наполняются поэзией. Напрасно было бы искать в них философской глубины и богатства волнующих своей неопределенностью духовных оттенков. Фрагонар пленяет другим - свежестью и чистотой чувства, искренностью, упоением красотой жизни. Стилю Фрагонара присущи особая внутренняя свобода и смелость обобщения формы, сочетающиеся с богатством цветовых оттенков. Одна из главных его черт - динамизм, которым охвачены и фигуры и вся красочная структура картины. Форма в работах Фрагонара строится именно цветом: она лепится текучими и широкими мазками и пятнами краски или резкими, короткими ударами кисти, нервными штрихами. Мазки чистого цвета, которые впоследствии вызывали восхищение импрессионистов, сочетаются со смешанной палитрой. Еще одна неотъемлемая черта его искусства - насыщенность светом. Краски то сгущаются в тенях почти до черноты, то сияют золотистыми, розовыми и перламутрово-белыми оттенками; свет наполняет пространство и мягко обволакивает все формы, сообщая им характерное фрагонаровское туше. Как всякий настоящий художник, Фрагонар передает чувство прежде всего цветом и пластикой.

Одна из лучших картин галантного цикла - «Купальщицы». Это маленькое полотно отличается подлинным космизмом образов, широтой и музыкальностью ритмов. Обнаженные купальщицы, уподобленные наядам, резвятся в золотистом солнечном свете, среди воды, листьев деревьев и прибрежных трав. В своих горячих тонах Фрагонар здесь - подлинный наследник Рубенса. Но в мощный динамизм барокко он вносит легкость, грацию и театральность рококо. В образах купальщиц есть ключевое для творчества художника соединение материальной красоты бытия с его эфемерностью и театральной зрелищностью.

 

Купальщицы (1772 г.)

 

На другом полюсе стиля Фрагонара - «Счастливые возможности качелей», образец чисто галантного жанра рококо. Картина возникла по прихоти заказчика, захотевшего, чтобы художник изобразил его возлюбленную на качелях так, чтобы зрителю были видны ее ножки. Сценка откровенно театральна. Дама в розовом платье качается на качелях с красным бархатным сиденьем; качели раскачивает скрытый в полумраке кавалер. Другой, совсем юный и изящно манерный, полулежит на земле в восхищении от открывшихся ножек дамы. Происходящее лукаво созерцает также статуя амура. Клубящиеся массы деревьев парка «отвердевают» на переднем плане в филигранные листья и цветы, и в то время как все погружено в зеленовато-коричневый, пронизанный солнцем полумрак, розовая фигура женщины на голубом фоне напоминает яркое и чистое пламя.

 

Счастливые возможности качелей

 

Надо сказать, что в галантном жанре, как и в остальных областях своего искусства, Фрагонар порой уступал требованиям заказчиков и создавал чисто декоративные вещи. Такова, например, серия панно, выполненная им в 1771 г. по заказу фаворитки короля мадам Дюбарри для построенного архитектором Леду нового павильона Лувисьенского замка. Серия называлась «Любовь пастухов» и состояла из четырех панно под названиями: «Штурм», «Преследование», «Объяснение в любви» и «Увенчание любовника». Фрагонар выписывает каждую деталь, вместо поэтического порыва появляется застывшая бравурность движений, и все превращается в красивую, но поверхностную декорацию.

 

Свидание (1771-1773 гг.)

Узы любви (1771 г.)

Преследование (1773 г.)

Увенчание любовника (1773 г.)

 

В конце 60-х гг. Фрагонар женится (супруга его была также уроженкой Граса и художницей-любительницей) и вместе с женой совершает в 1773-1774 гг. второе путешествие в Италию, на этот раз с другим меценатом, влиятельным финансистом Бержере. Особое место в творчестве художника занимает серия картин на тему галантных игр и празднеств в парках, выполненная им в середине 70-х гг. Одним из толчков к созданию этой серии послужила поездка с Бержере по Италии, во время которой Фрагонар выполнил ряд замечательных графических изображений итальянских (а после возвращении и французских) парков. В своих картинах художник соединил воспоминания об Италии с впечатлениями от французской природы, реальность с поэтической мечтой. Во всех этих картинах в нижней части холста разыгрываются сюжетные действия: «шарлатаны» и кукольники показывают представления, продавцы игрушек торгуют своим товаром в окружении нарядной толпы, дамы и кавалеры играют в прятки, качаются на качелях или наблюдают за этим зрелищем среди цветов в соседстве с фонтанами и высокими, увитыми плющом парковыми оградами. Фигурки полны грации и изящества, выписаны со всей присущей художнику тонкостью, свободой и экспрессией, являя собой чудесный букет терракотовых, розовых, золотистых, сиреневых, охристо-красных и изумрудных тонов. Однако главное действующее лицо этой серии все же не человек, а природа. Фрагонар здесь подлинный певец природы, точнее, парков (его ландшафтные композиции начала 60-х гг. были подражательными, и художник больше никогда не возвращался к ним). В своей любви к паркам Фрагонар был истинным сыном своего века, в котором парковая культура достигла кульминации. Фрагонар с особым вдохновением писал именно деревья, масштабность которых подчеркивалась контрастом с маленькими фигурками людей, а также светозарное небо с тающими облаками. Подобно мастерам XVII в., он видел природу огромным и структурно организованным целым. Однако Фрагонар уже не находится внутри этого целого, а смотрит на него со стороны. Мастер XVIII в. внес в восприятие природы оттенок зрелищности, а также незнакомую прежде интимность, мягкость и утонченность.

 

Музыкальное пари (1754 г.)

Детские качели (1755 г.)

 

В конце 70-х гг. в трактовке любовной темы у Фрагонара намечаются новые тенденции. Упоение жизнью теперь сочетается с легкими элегическими нотами, женские образы становится в целом более лирическими. В 80-е гг. художник создает серию аллегорических композиций, в которых любовь трактована уже не как наслаждение или игра, а как жертвенное и почти героическое деяние. Например, в «Источнике любви» влюбленные устремляются к любовному источнику, как бы повинуясь неумолимой и роковой силе. Вместо обычного букета ярких красок художник использует здесь почти монохромную гамму, и главным средством его выражения является светотень. В этой работе Фрагонар кажется непосредственным предшественником классицизма начала ХIХ в. Фрагонар обращается к другим сюжетам: певец радостей любви становится певцом семейного очага. В искусстве Фрагонара теперь находят отражение другие аспекты культуры XVIII в., который был не только веком аристократического эпикурейства и галантных празднеств, но также веком Просвещения с его демократическими устремлениями. В 70-е гг. Фрагонар пишет портрет Дидро под впечатлением от его инвектив против фривольных сюжетов, а писатель посвящает ему статьи в своих «Салонах». Но особенно глубокое влияние на художника оказал Жан-Жак Руссо с его призывом к естественности и близости к природе. Картины Фрагонара конца 70-х гг. выглядят иллюстрацией «педагогических» и сентиментальных романов Руссо. В некоторых картинах тех лет, таких, например, как «Посещение детской комнаты», появляются назидательность и суховатость письма. Однако в большинстве своих работ он остается самим собой; юные девушки и матери семейства на его картинах полны жизни и чувственного очарования, в них живет прежний веселый и задорный дух.

 

Посещение детской комнаты (1775 г.)

Задвижка (1777 г.)

Источник Любви (1785 г.)

Поцелуй украдкой (1787 г.)

Мечтания (1791 г.)

 

Одна из самых обширных областей творчества Фрагонара - портрет. Наиболее ранними были «экспрессивные головы» - изображения стариков, написанные как бы в одном вдохновением порыве и напоминающие величественных библейских персонажей. В последующих работах Фрагонар создавал уже более конкретные и индивидуальные образы. Его модели - артисты, писатели, близкие друзья художника и их дочери. Они не позируют, а как бы на мгновение обращают к зрителю свое лицо. Таким же быстрым, экспромтным кажется все исполнение портретов, и они действительно зачастую выполнялись Фрагонаром в необычайно короткое время (так, на обороте одного из портретов Сен-Нона и Ла Бретэша значится: «Написано Фрагонаром за час»). Портреты Фрагонара по существу антипсихологичны. Он писал откровенно декоративные вещи, предназначенные для украшения салонов, но и во всех своих лучших произведениях художник не стремился проникнуть в глубину духовного мира модели или передать неповторимое своеобразие ее облика. Сами названия картин говорят об обобщенном и зачастую аллегорическом оттенке образов - «Пение», «Музыка», «Чтение», «Вдохновение», «Философ», «Воспоминание». Главная цель Фрагонара - запечатлеть интенсивность самой жизни, воплотив на холсте как бы «момент красоты». Его персонажи всегда переполнены радостью бытия, подняты над обыденностью. Последнему способствовала и праздничная экспрессивность стиля и театральность самого облика моделей. В соответствии со вкусами времени Фрагонар любил одевать своих героев в полуфантастические костюмы, по большей части воспроизводящие детали одежды времен Генриха IV. Их краски то звучат, подобно фанфарам, то образуют более утонченные гармонии. Эволюция портретного стиля Фрагонара соответствовала общей эволюции его искусства. В конце 70-х и в 80-е гг. портретные образы становятся в целом менее бравурными и эффектными. Живопись Фрагонара достигает порой предельной изощренности и чувственной красоты, но одновременно в ней начинают звучать новые лирические и мечтательно-романтические ноты.

 

Балерина Мари-Мадлен Гюймар (1769 г.)

Вдохновение (1769 г.)

Жан-Клод Ришар, аббат Сен-Нон (1769 г.)

Портрет воина (1769 г.)

Портрет Дени Дидро (1769 г.)

Портрет музыканта (1769 г.)

Любовное письмо (1770-е гг.)

Молодая читательница (1776 г.)

Портрет дамы в образе музы Науки

Портрет мадам Мари-Анны Фрагонар

Портрет певицы, держащей нотный лист

 

Великая французская революция подвела итог всей эпохе рококо, вместе с которой завершилось и творчество Фрагонара. На смену его утонченному искусству приходит героический классицизм. В 90-е гг. художник лишается и заказчиков и славы. В этот период он пишет мало и зачастую в соавторстве со своей ученицей Маргаритой Жерар, но не прекращает служения искусству. Благодаря протекции Давида, у которого учился сын Фрагонара, старый мастер получает место в музейной комиссии, занимавшейся формированием из брошенных частных коллекций первых национальных музеев, прежде всего Лувра. Особенно большую роль он сыграл в комплектовании луврского Кабинета рисунков. Эта собирательская и хранительская деятельность Фрагонара имела глубоко символический смысл - художник, переживший свою эпоху, посвятил все силы сохранению искусства для будущих поколений. Во времена Директории Фрагонар лишается своей должности главного хранителя Лувра и последние годы жизни доживает полузабытым. Его искусство было открыто вновь только во второй половине ХIХ века, во многом благодаря братьям Гонкурам, посвятившим Фрагонару яркие страницы в своей книге «Искусство XVIII века».

Творчество Фрагонара завершило собой французское искусство XVIII в. Наследник Ватто, Буше, Тьеполо, Рубенса, «малых голландцев», он органично сплавил в своих образах реализм и театральность, чувственную полноту жизни и почти бесплотные грезы, энергию и несравненную утонченность. Как художник конца столетия Фрагонар суммировал и подытожил многие художественные тенденции своей эпохи и при этом перебросил мост к последующему искусству: явился во многом предшественником классицизма, романтизма и реализма ХIХ века. Как всякое большое искусство, творчество Фрагонара было открыто и более отдаленному будущему. Импрессионисты чтили его как одного из своих живописных предтеч и учителей. Внутренняя связь с его искусством ощущается в произведениях всех «чистых живописцев» ХХ века; фрагонаровская радость жизни воскресает в полотнах Ренуара, Боннара и Матисса. Эту радость жизни и красоту мастер продолжает щедро дарить нам во всех своих живописных и графических творениях.

 

Всё для вашего салона красоты есть на SpaShop. Только здесь вы найдёте любое парикмахерское оборудование харьков самого высокого качества, со скидками, гарантией и доставкой.


 



Написать комментарий к статье Добавление комментария

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Проверка на спам:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Решите уравнение и напишите ответ цифрами:


Сейчас также смотрят:

Арт Ассорти
 



Copyright © 2011-2016 "Арт Ассорти"