Логотип art-assorty.ru
Закрыть
Логин:
Пароль (Регистрация | Забыли пароль?):

Sheron Tihtner Спустившийся с небес 2


Михаил протянул к ней руку и коснулся ее щеки. Сейчас его мало волновало наказание, которое его может постигнуть за это. Ему просто хотелось к ней прикоснуться. Камилла даже закрыла глаза от удовольствия. Его прикосновение было чем-то сверхъестественным, будто его рука проникла к ней внутрь и касается самого ее сердца. Оно и билось и трепетало от счастья. Более прекрасного момента в жизни Камиллы не было (если не учитывать рождение сына)! Ей казалось, что она обрела крылья и вот-вот должна вспорхнуть! Камилла улыбнулась и, просто взяв его за руку, спустилась по лестнице в гостиную. Они, совершенно молча, сели на диван. Они по-прежнему не нуждались в словах. А тем временем Михаил начинал только ярче светиться.

Но идиллия никогда не бывает вечной. Через какое-то время в гостиную прямо через стену влетела смугловатая девушка с копной черных густых кудрей. Ее глаза были тоже синими, но ни капли не похожими на небеса, скорее на шторм в море, настолько темными они были. Девушка настолько враждебно посмотрела на Камиллу, что той стало даже плохо, у нее закружилась голова! Мимо Михаила этот факт никоим образом не скрылся. Он подхватил ее, чем только еще сильнее подтвердил опасения девушки.

- Михаил! Как ты посмел? Ты знаешь, что бывает за такие вещи? Ты предал наше общество! Ты предал МЕНЯ! – кричала она, буквально выплевывая эти слова! И хотя Камилла никогда не задавалась вопросом, какие отношения между самими ангелами, сейчас она отчетливо понимала, что не менее запутанные и разнообразные чем у людей! Эта девушка-ангел всем своим видом показывала, что относится к Михаилу не только как к сослуживцу, а намного глубже и сильнее как к мужчине! Прекрасный и нежнейший момент был окончательно испорчен! Зато теперь ей не придется спрашивать его имени, поскольку девушка назвала его Михаилом!

- Миневра, успокойся! – Камилла слышала первый раз, как один ангел кричит на другого, тем более Михаил! – Ни тебе решать, кого я и когда предал! Что тебе здесь надо?

- Меня прислал сюда Гархол. Он отследил твое свечение! Неужели, ты не знал, что тебя отследят? Или тебе было все равно? – кричала она. Камилла не могла вымолвить и слова, просто наблюдая за этой сценой. И хотя она не знала правил их мира, всю сложившуюся ситуацию поняла прекрасно. Она поняла, что Михаил не должен был светиться, а точнее влюбляться в смертную девушку, а значит, его накажут! Что же ей делать? Как назло в голову не приходило ни одной толковой мысли или идеи, пусто!

- Ты угадала! Мне все равно, что со мной сделают! Я люблю эту девушку, и будь что будет! – твердо ответил Михаил. От таких слов сердце Камиллы и таяло, и трепетало, и выскакивало из груди одновременно! Но совершенно другого плана слова ее взволновали гораздо больше – «ЕГО НАКАЖУТ!».

«Неужели, Бог наказывает за такие трепетные чувства? Неужели, любовь считается в их мире чем-то преступным?» - думала Камилла. Эти факты просто не укладывались в ее голове. Она хотела возразить, но губ будто застыли, не желая подчиняться!

- Это хорошо! Наслаждайтесь! Вам не долго осталось! – выплюнула девушка слова и исчезла. Камилла еще какое-то время смотрела в одну точку на стене, куда вошла Миневра. Михаил повернулся к ней и преградил обзор. Теперь он стоял ровно напротив нее и сжимал ее плечи. Он заглядывал в ее непонимающие глаза, ища в них что-то.

- Камилла, милая моя. Ты испугалась? Не бойся, все будет нормально! – пытался успокоить он ее. Его слова пролетали сквозь нее, даже не на секунду не задерживаясь. Она прекрасно понимала, что это всего лишь слова успокоения, но не истинны. Ужасающей правдой было только одно – им запрещено испытывать какие-либо чувства друг к другу! Только это сейчас витало у нее внутри!

- Ты должен уйти! – проговорила она. Эти страшные, но такие нужные слова резали ее изнутри, но она терпела. Михаила они тоже ударили в самое сердце.

- Что ты такое говоришь? Ты меня прогоняешь? – выговорил он, не веря своим ушам. У него сперло дыхание, а на глаза навернулись слезы.

- Я никогда не смогу тебя прогнать! Просто я очень боюсь за тебя! Мне больно знать, что из-за меня, тебя могут наказать! Я не знаю, что именно тебя ждет, но что бы то ни было, я этого не хочу. Если в твоем мире запрещено любить и быть рядом, пусть так оно и будет! – выговорила она, даже не взглянув на него ни разу. Ей было больно нее только произносить эти слова, но и видеть его реакцию на них было еще более страшно! Она договорила и сглотнула ком в горле, который подступил к ней нежданно.

- Ответь мне лишь на один вопрос – Ты любишь меня? Ты хочешь быть со мной? – говорил Михаил, приподнимая ее лицо за подбородок. У Камиллы сердце выскакивало из груди. Его слезные и такие добрые нежные и любящие глаза смотрели ей прямо в душу, проходя все мыслимые и немыслимые преграды. Она просто не могла врать.

- Я никогда ранее так не любила. Я безумно хочу быть с тобой рядом, но…

- Нет никаких НО! Мы хотим быть вместе, и мы будем! Я найду способ! Я обещаю сделать все возможное и даже невозможное для этого! – проговорил он, заглядывая ей прямо в душу. Сопротивляться ему не было сил. Да она их и не искала! Ей хотелось растаять в его руках раз и навсегда, позабыв обо всем.

- Но… - захотела она вновь возразить, но Михаил лишь приложил указательный палец к ее губам, препятствуя любым протестам.

- Не нужно слов. Я разберусь во всем сам, - успокаивал он Камиллу. Сам же он думал о том, как это обещание воплотить в жизнь! Пока никаких стоящих идей не было.

Больше ничего говорить не хотелось, да и не нужно было. Камилла с замиранием сердца смотрела в его синие глаза, а он отвечал ей взаимным влюбленным взглядом. Он смотрел на нее, осознавая, что вся его жизнь перевернулась кверху дном, а точнее приобрела смысл. Он прекрасно видел все свое предыдущее существование и понимал, что жил просто так, ни для кого. Теперь же он чувствовал вкус жизни, будто аромат самого прекрасного и запретного плода, к которому он стремился всю свою жизнь. Этот изумительный аромат охватывал его всего, целиком и полностью, без остатка. И самое интересное, что ему совершенно не хотелось вырваться из его приторного плена, скинуть его сладкие оковы. Он был рад отдаться этим недолгим, но таким желанным мгновеньям.

Спустя несколько блаженных минут Михаил слегка наклонился и поцеловал Камиллу в лоб. Его свечение увеличилось почти вдвое. Теперь смотреть на него было практически невозможно, но ей было все равно. Она и сама была готова засветиться, если бы только могла. Михаил отстранился, молча улыбнулся и практически мгновенно ушел. Камилла даже ничего возразить не успела. Она знала, куда и собственно зачем он направился. Она ужасно боялась этого, хотя не имела и малейшего понятия о том, что там будет происходить!

На дворе была глубокая ночь. Сынишка спал мирным и прекрасным сном. Камилла сидела на диване в гостиной в ожидании Михаила. Ночь тянулась так долго и мучительно, что не хватало сил. На Камиллу накатывало волнами страха и безнадежности. Вдруг она не выдержала внутреннего давления и расплакалась прямо на диване, на котором еще совсем недавно была так счастлива! Только сейчас она ощутила в полной мере смысл фразы: «Бог дает минуту счастья за каждые десять лет пережитого горя»! ей было просто страшно представить, что ее могло ждать в дальнейшем. Хорошо, если для этих нескольких минут счастья ей нужно было пережить всего лишь смерть мужа, хотя по ее мнению эти два события в жизни были совершенно не однозначными и не равноценными. Но что-то внутри подсказывало, что так просто это все не кончиться, что просто стать счастливой ей не удастся, придется чем-то пожертвовать! Но она не имела понятия о своей предстоящей жертве.

Камилла так и уснула прямо на диване, так и не дождавшись Михаила. Он же в это время предстал перед одним из ангелов Начала. И хотя у этих ангелов, как и у любых других, был выбор внешнего вида, они предпочитали мужской пол и рясы. Они считали, что женский пол будет обязывать их к какому либо снисхождению к женщинам и строгости к мужчинам. Рясы тоже были разными: у одних это были реальные одеяния священнослужителей, у других больше походили на платья, третьи и вовсе носили длинные плащи. Гархол был явным представителем третьих. Этот невысокого роста молодой на вид мужчина был одет в бежевые тонкие обтягивающие средневековые колготы, которые в современности стали называть легинсами, белую тунику, а поверх этого небесно-голубой плащ. Его бледно-голубые, почти прозрачные глаза идеально подходили к плащу, а волосы пепельного, почти седого цвета придавали ему эффект мерцания.

- Михаил, ты хоть понимаешь, что натворил? – спрашивал Гархол. Эти ангелы всегда были очень не однозначными, а данный тем более! Он уже давно прославился предвзятыми решениями. Своих «друзей» он судил достаточно лояльно, а вот всех остальных вполне справедливо, однако были и те, кого он явно недолюбливал, и поэтому судил строго, а иногда и жестоко! Именно поэтому Михаил очень боялся этого ангела Начала! Именно с ним у него не сложились отношения. Уж слишком разные взгляды на поступки смертных у них были.

Сейчас Михаил стоял перед ним лицом к лицу, ожидая приговора. Странно, но он не чувствовал ни боли, ни злости, ни обиды. Он просто ждал. Он не знал чего ожидать, поэтому и не готовился к чему-то хорошему.

- Я знаю, что ангелам запрещено влюбляться в смертных. Но так уж получилось! Я понимаю, что меня должна постигнуть заслуженная кара, и готов к этому. Но предупреждаю сразу, что я никогда и под какими предлогами не откажусь от нее, - твердо говорил Михаил.

- Ты мог бы этого и не говорить. Я и так прекрасно вижу твои намерения по отношению к этой девушке. Но скажи мне их, я должен знать, что ты сам осознаешь все происходящее! – спокойно ответил Гархол. Его спокойствие очень удивило Михаила. Неприятное предчувствие тревожило его изнутри.

- Я не совсем понимаю, что вы от меня хотите, - не смог он найти нужных слов.

- Ну, как же! Ты же знаешь, что у нее маленький сын. Ты готов стать ей мужем, а ее сыну отцом? – лукаво улыбнулся ангел Начала. Вопрос был прямым, но что-то внутри дрогнуло. У него не было и единого сомнения в своих намерениях, только мало верилось, что такое возможно.

- Готов! – уверенно ответил Михаил без тени сомнения. Рядом с Гархолом стояла Миневра. У нее прямо на лице было написано негодование. Даже синие глаза стали практически черными с легким намеком на синеву. Ее настроение не предвещало ничего хорошего, хотя от нее самой ничего и не зависело. Но что-то неприятное тревожило его неотвратимо. Она могла подговорить Гархола на се что угодно, поскольку они были очень даже дружны. Она имела какое-то весомое и очень странное влияние на него, которое никто не мог ни понять, ни объяснить. Михаил продолжал ждать.

- Вижу! Но готов ли ты расстаться со своей нынешней ипостасей? Ты ведь знаешь, что ангел и человек не могут быть вместе! Только ты можешь пожертвовать своим положением ради нее. Ты готов? – теперь на его лице не было улыбки. Гархол напряженно всматривался в глаза Михаила. Что он там надеялся найти? Сомнения?

- Готов! Ради них, я готов отдать все, что у меня есть! – снова твердо ответил Михаил. Миневра стала багроветь. Она буквально метала в него молнии глазами. Она схватила Гархола за руку. Тот гневно на нее посмотрел и сбросил ее оковы.

- Хорошо! Иди пока. Мы подумаем по этому поводу и позовем тебя. А пока можешь пойти и успокоить свою избранницу, - улыбнулся Гархол. Такое поведение сильно удивляло Михаила, но возражать он не стал. Миневра тем временем была готова испепелить его взглядом.

Михаил весь полон сомнений, плелся в дом Камиллы. С одной стороны не произошло ничего страшного, даже наоборот, поведение Гархола давало надежду на вполне хороший исход событий. Только вот внутреннее беспокойство не уходило, только еще сильнее нарастало и мучило его.

Пока он дошел до места, наступило утро. Он вошел в дом. Его взору предстала удивительная картина. Прямо посреди гостиной на диване свернувшись калачиком, лежала его любимая и обожаемая Камилла. Он понял, что она всю ночь ждала его, но сил не хватило. Он подошел чуть ближе и присел на самый краешек. Его сердце трепетало от нежности. При одном только взгляде на нее все его печали и тревоги куда-то делись, унося его прочь от реальности.

Несколько блаженных минут он наблюдал эту удивительную картину, но очнулся от детского испуганного крика.

- Мама, ты где? Мама!!! – кричал Серафим, сбегающий по ступеням вниз. Видимо, мальчик проснулся на этот раз сам, а не обнаружив в комнате матери сильно испугался.

От встревоженного голоса сына Камилла проснулась. Открыв глаза, она встретилась с испуганным взглядом сына.

- Мама, ты, что здесь делаешь? Я так испугался! – проговорил мальчик, кинувшись к матери в объятья. Камилла обняла его.

От Камиллы, которая его укладывала спать, ничего не осталось. Теперь она была совершенно другой, обновленной. В ней вдруг проснулись давно таившиеся чувства. Но где же ее возлюбленный? Камилла повернула голову, но так и не увидев его, почувствовала теплое и самое нежное на свете дыхание над ухом.

- Не пугай сына! Все хорошо! Я с Вами! Поговорим позже! – вымолвил Михаил с улыбкой. Удерживать своей радости от звука его голоса рядом она не стала. Камилла улыбнулась до ушей и еще крепче обняла сына.

- Ой, мама! Что-то случилось? – спросил Серафим. Мальчика тоже удивила резкая смена настроения из упаднического в ликующее.

- Просто у меня такое чувство, что наша жизнь стала меняться к лучшему! – проговорила она и поднялась с дивана, - Ой, Серафим, да мы опаздываем!- воскликнула она. Уже через пятнадцать минут они мчались за автобусом. Догнали. Камилла отправила Серафима в детский садик, а сама направилась на работу. Михаил по рабочему распорядку был вынужден остаться рядом со Серафимом. Но это нисколько его не расстраивало. Теперь он строил планы на будущее и вполне серьезно намеревался заменить мальчику отца.

Сегодняшний день был очень тяжелым на работе у Камиллы, но в ее нынешнем приподнятом влюбленном состоянии это все казалось ерундой. Она лишь ждала вечера. Теперь на расспросы коллег она не стала отпираться и призналась в своих внезапно нахлынувших чувствах. Все были очень за нее рады. И конечно же, их интересовала личность этого молодого человека.

- А вот это я хочу пока оставить в секрете! – лукаво улыбнувшись, ответила Камилла. Конечно, девушки стали пытаться угадать его внешность и все такое, но она лишь смеялась.

Так долгожданный обоими вечер наступил, и они встретились в детском саду. Но они не могли заговорить, хотя нужно ли им это было? Назад Михаил шел по левую от Камиллы руку, а Серафим держал маму за правую. И хотя мальчик вполне явственно заметил мамины косые взгляды в левую сторону, спрашивать ни о чем он не стал!

Весь вечер Камилла украдкой смотрела на любимого. Она просто не могла им налюбоваться и поверить в свое счастье. Казалось, что судьба подарила ей сказочный подарок, который она боялась упустить из виду. Момент, когда Серафим уснет, они ждали оба и с огромнейшим нетерпением. И вот мальчик уже стал дремать. Камилла считала его каждое моргание. Но вдруг раздался какой-то странный звук, режущий уши. Камилла оглянулась и не поверила своим глазам. Оказалось, что этот странный звук издавала запонка на правом рукаве рубашки Михаила.

- Что это? – не выдержала она. В это момент она даже не подумала, что сын еще не спит и совершенно не видит Михаила.

- Меня зовут! Не волнуйся, я скоро вернусь! – проговорил он и вышел прочь. Камилла не знала, что ей и думать, но решила поверить его словам. Она успокоила сына, который не понял ее слов, обращенных в никуда! Ей было не по себе, что-то сильно беспокоило. Конечно же, сон не шел, да и спать она не собиралась. Камилла спустилась в гостиную, но, немного посидев без дела, встала и налила себе горячего чая. Так с чашкой чая в руках на диване она и осталась ждать своего возлюбленного.

Михаил вновь предстал перед ангелом Начала. Ничего не изменилось. Гархол по-прежнему сидел перед ним на старинном пыльном стуле, который стоял на одном из складов города, а рядом была Миневра. Михаил все никак не мог понять, что ей было нужно. Обычно ангел Начала произносил приговор в личной беседе или на публике, но никогда такие вещи не происходили в присутствии всего одного ангела! Это было странно, но все-таки это Гархол. Он был способен на все!

- И что же Вы решили? – спросил Михаил. Просто стоять перед ним и ждать чего-то Михаил не мог. Ему просто не хватало для этого сил. Напряжение нарастало с каждым мгновеньем.

- Да, решение принято, - спокойно ответил Гархол и вновь замолчал. Он смотрел прямо в глаза Михаилу, не обращая внимания на Миневру, которая уже начала заламывать пальцы. Почему ее так волнует судьба Михаила?

- И? – Михаил сглотнул от нетерпения. Сейчас решалась его судьба, его участь, хотя и не только его, но и Камиллы, ведь она ответила ему взаимностью, а значит, решение Гархола коснется и ее!

- Тебе дана еще неделя времени. За это время ты должен полностью восстановить мальчика. Только тогда мы сможем тебя отпустить, - ответил Гархол. На его лице была легкая улыбка, хотя в глазах она никоим образом не отразилась. Миневра взревела и заметалась.

- Вы меня отпустите? – не поверил своему счастью Михаил. Он не мог даже подумать, что ему разрешать быть рядом с Камиллой, скорее он ждал наказания или полного отлучения от возлюбленной, а тут… У него даже перехватило дыханье.

- Только в том случае, если тебе удастся вывести мальчика из стресса. До этих пор он будет не готов принять нового мужа для матери, а для себя отчима, а тебе не дадут тело! Все в твоих руках! – проговорил Гархол, лукаво улыбнувшись. Странно, но даже Миневра заулыбалась, только улыбка была зловещей. Но Михаил не стал придавать этому значения, он просто был рад такому неожиданному решению. У него появился огромный шанс обрести не только любовь, но и тело и жизнь! Окрыленный этой новостью он помчался назад, к Камилле!

В гостиную на полных парах влетел Михаил, Камилла даже подскочила от такого явления. Ей даже не нужны были слова. Она прекрасно видела, насколько сильно светится Михаил. Его свечение стало еще более интенсивного золотого оттенка. Помимо этого он улыбался до ушей, а влюбленный радостный взгляд не мог предвещать плохих новостей! Камилла бросилась к нему. В порыве радости она обняла его, крепко прижавшись всем телом.

- Я люблю тебя, моя дорогая Камилла. Нам дали шанс! Через неделю я обрету настоящее тело и стану человеком. Когда я обрету плоть и кровь, ты выйдешь за меня? Я хочу быть с тобой навсегда! – говорил Михаил на радостях. У него было ощущение крыльев, будто от этой немыслимой радости он вот-вот может взлететь!

- Ой! – удивленно проговорила Камилла. с ее лица не пропала радость, просто добавилось огромное удивление. Михаил не понял ее реакции, но молчал. Он ждал хоть какого-то продолжения, какой-то конкретизации ответа! Даже ожидание приговора не было подобно волнительным!

- Михаил, у тебя крылья?! – наконец-то, проговорила она, смотря куда-то позади него. Он нахмурился, ведь крылья есть далеко не у всех ангелов, а только своего рода «заслуженных», к которым он никогда не причислялся! Но уже через мгновенье он услышал шорох, точнее хлопанье, будто настоящих крыльев. Михаил повернул голову. Он чуть не подавился воздухом, увидев огромные белоснежные крылья у себя за спиной, точнее даже на ней! Видимо, его ощущение материализовалось. Но как такое могло случиться?

- Не может быть! – воскликнул он. Неужели, он не правильно понял слова Гархола? Неужели, он решил отпустить его на совершенно другую службу, а не на землю? Радость пропала, ее будто рукой сняло. Что же ему теперь делать?

 

Глава 3.

«Когда они нужны, их никогда не дозовешься!» - ругался про себя Михаил. Он терялся в догадках. Ему были дарованы крылья, но зачем? Раньше, до встречи с Камиллой он бы был безумно рад такому дару, но сейчас…

Сейчас эти крылья были для него наказанием. Из-за них он никак не мог сосредоточиться на Серафиме, к которому он был приставлен хранителем. А если он не выполнит своего задания, ему не видать… А что собственно будет потом? Он до сих пор не знал. Он не мог сам прибыть к Гархолу. Только ангел Начала мог вызвать его. Но Михаилу срочно нужны были объяснения! Он должен был знать, зачем все это!

Конечно, о своих сомнениях и тревогах он ничего не сказал Камилле, но она чувствовала его и не раз задавала вопросы. Только, что он мог ей ответить? Ничего конкретного!

Так в мучительных сомнениях он провел два дня. Камилла уже забрала Серафима из детского сада и играла с ним в гостиной. По их договоренности, чтобы не смущать ее своим присутствием Михаил временно покидал их. Поэтому сейчас находился на крыше дома. Сначала он метался из стороны в сторону, но от безысходности уселся на волнистую кровлю. Он был где-то в себе, поэтому и не заметил гостя.

В этот момент в спальню Серафима прямо со стороны улицы, через стену возле окна, вошел Михаил. Камилла смотрела на него не понимающим взглядом. В нем явно было что-то не так. Но что именно? Михаил молча подошел к Серафиму, который уже почти спал и наклонился над ним. При этом он не сводил глаз с Камиллы. У нее же внутри все переворачивалось и било тревогу. Что-то подсказывало ей, что это не Михаил. Он коснулся его головы ладонью, провел ей по шее, груди до самого живота. Чем дальше двигалась рука, тем шире он улыбался. Но и улыбка и глаза не принадлежали Михаилу. Глаза были синими, а не голубыми. А взгляд был не добрым, совершенно другим, в нем не было и капли любви. А улыбка была больше похожа на оскал, победную ухмылку. Михаил отнял руку от тела мальчика, который застонал и подмигнул Камилле, не говоря ни слова. Так он никогда не поступал! Теперь Камилла была уверенна, что это не Михаил.

- Кто Вы? Что Вам надо? И где Михаил? Что Вы с ним сделали? – вдруг закричала она. Серафим открыл глаза. Они были у него сонные, но что-то другое в них тоже появилось. Материнское сердце сорвалось и упало в пятки. В голове пронеслось только одно слово – Наказание! Их наказали за связь с ангелом, за любовь к ангелу. Но за что они наказывают ребенка?

- Это нужно было спрашивать раньше! – проговорил поддельный Михаил и слегка засветился. Вот чего не было! Не было обычного золотистого свечения Михаила, и крыльев тоже не было! Вдруг образ Михаила стал меняться, точнее, перетекать в другой, по всей видимости, в настоящий! И вот перед Камиллой стояла уже знакомая персона – Миневра! То-то голос показался Камилле знакомым. Девушка откровенно злобно улыбнулась и вылетела прочь. Камилла не могла произнести не слова.

- Ой, мамочка, как больно, - проговорил Серафим, схватившись за живот. Камилла чувствовала беду, но не послушала свои первые ощущения, не поверила своему внутреннему голосу. Она ничего не ответила сыну, просто схватила его с кровати и понеслась вниз по лестнице.

- Михаил! – закричала она во весь голос. Сынишка тем временем стонал у нее на руках, сжимаясь в комочек. Все происходила настолько стремительно, что думать о конспирации, элементарно не было времени. Михаил услышал ее тревожный призыв и мгновенно спустился в гостиную прямо через перекрытия и крышу. Он опустился с потолка, раскинув крылья за спиной.

- Что случилось? Что со Серафимом? – испугался Михаил, увидев свернувшегося на руках у матери мальчика, который держался за живот и грудь руками, не переставая стонать.

- Приходила Миневра. Она выглядела как ты. Она провела по нему рукой, и он…и он… - Камилла не могла больше ничего сказать, но Михаилу большего и нужно было. Он прекрасно знал назначение Миневры. Она никогда не была ангелом-хранителем. Она ангел-каратель, ее функция наказывать грешников, посылать им болезни и горе, которое предписывали насылать на людей Начала.

- Значит, так они решили! – прорычал Михаил. Что ему было делать? Он сделал все возможное со своей стороны. Он простел нам мальчиком руки, и весь стал светиться. Этот свет будто проникал в Серафима, но не выходил обратно. Камилла держала сына на дрожащих руках, не сводя слезного взгляда с Михаила. Его выражение лица не придавало надежды, он становился все грустнее и грустнее, затем и вовсе застонал.

- Я скоро вернусь! Моих сил здесь не хватает! И еще, кто бы ни пришел сюда, даже если он будет выглядеть как я, не подпускай его к Серафиму. Действуй по велению сердца, - проговорил Михаил, дотронувшись до ее груди в области сердца, и отошел на несколько шагов и закрыл глаза, подняв лицо кверху. Вдруг его свечение изменилось, оно стало багряным. Михаил тяжело задышал, потом открыл глаза и вылетел из дома.

Камилла совершенно ничего не понимала. Она знала только одно – сыну плохо и больно, а еще его же ангел-хранитель не в силах ему помочь, а это очень и очень плохо. Она сама не заметила, как слезы потекли по щекам. Она опустила взгляд на сына. Он по-прежнему стонал. Куда ей бежать? Что делать? Самым первым ее решением было вызвать скорую помощь, но что они смогут сделать, когда здесь непосредственное вмешательство высших сил? Но сидеть без дела тоже не было решением!

Камилла вместе с сыном понеслась в кухню. При боли в животе она давала сыну микстуру и прикладывала компресс. И хотя у нее были огромные сомнения, что все это ему поможет, она должна была попробовать!

Михаил не мог самовольно попасть к ангелу Начала, поскольку он не являлся его непосредственным начальником, а вот к архангелу…

Через пару минут он уже стоял перед архангелом Рафаилом, поскольку он известен как небесный целитель и утешитель страждущих. Михаил понял, что Миневра наслала на Серафима страшную болезнь печени, которой не бывает у детей никогда. Именно за исцелением он пришел к Рафаилу. Он очень надеялся, что архангел отменит решение Гархола о наказании ребенка, который ни в чем не виноват.

- Михаил! Приветствую тебя! – проговорил архангел. На его лице было написано удивление, - Что случилось? Ты просил об аудиенции!

- Да, просил! Простите, что потревожил, но у меня очень срочное дело, - начал Михаил. Он спешил и не знал с чего начать.

- Я слушаю тебя, - кивнул головой Рафаил, в знак разрешения говорить.

- Я совершил недопустимый для ангела-хранителя поступок, хотя и нисколько не жалею об этом. Но ангел Начала Гархол приказал наказать не меня, а совершенно невинного ребенка, - кусками начал он свой рассказ.

- Подожди, Михаил. Я так ничего не пойму. Ты немного успокойся. Наказать невиновного ангел Начала не мог, и даже если это так, чем я могу тебе помочь? И что такое ты совершил? – спрашивал нахмурившийся Рафаил.

- Я полюбил смертную девушку, у которой есть сынишка. Я был приставлен к нему хранителем. А несколько минут назад в моем обличии к мальчику явился ангел-каратель Миневра. Теперь мальчик смертельно болен и я не удивлюсь, если его имя уже появилось в списке одной из смертей. Но он не должен отвечать за мой поступок! – голос Михаила срывался. Он знал о времени, но также прекрасно знал, что если не объяснить все по порядку, архангел не сможет помочь.

- Гархол, не мог дать такое распоряжение. Если было принято решение о твоем наказании, то оно могло коснуться только тебя и ни в коем случае не смертного, даже девушки. Боюсь, что ты что-то напутал, - отвечал Рафаил.

- Не знаю, что я мог напутать, но точно только одно – мальчику сейчас очень плохо и моих сил не достаточно. Я обратился к Вам, поскольку Вы небесный целитель. Я прошу Вас исцелить ребенка! Очень прошу! – Михаил не знал, что ему нужно еще сделать. Его колени сами подкосились, и он упал на пол, схватившись руками за лицо.

- Видимо, эти люди тебе действительно очень дороги! Но я должен поговорить с Гархолом. Если это его решение, я не в праве его менять, - проговорил Рафаил. Архангел сложил на груди руки, поднял лицо кверху и засветился. Он просил ангела Начала о разговоре. Михаил был готов сам умереть, если б мог, только не медлить.

В это время Камилла металась по гостиной, на диване которой лежал Серафим. Она просто не знала, что еще сделать. Все, что она знала. Было сделано. Она уже даже вызвала скорую помощь, но та еще не приехала. Она села рядом с сыном совершенно без сил. Зазвонил телефон, и она бросилась к нему, в надежде, что это помощь. Вдруг в этот самый момент, когда она подняла трубку, в комнату вошла молодая девушка. Она прошла сквозь стену, как и Михаил. Камилле стало плохо.

Девушка была невысокого роста, с черными длинными волосами и глазами, а губы были практически бесцветными. Кожа ее была бела, как мел, а от самой нее веяло холодом, будто посреди зимы в комнате резко заработал кондиционер на полную мощность. Черный плащ с капюшоном вообще придавал пугающий вид.

Камилла не слышала голоса в трубке, только собственное учащенное сердцебиение в висках. Импульсивно она бросила трубку и побежала к сыну. За эти несколько секунд в ее голове несколько раз пронеслись слова предостережения Михаила: кто бы ни пришел сюда, даже если он будет выглядеть как я, не подпускай его к Серафиму.

Прямо в этот момент Серафим резко открыл глаза.

- Мамочка, - очень тихо проговорил мальчик и протянул к ней обессилевшие ручки. Эти тихие слова как колокол прозвенели в ушах Камиллы, но ей явно не хватило реакции.

Девушка медленно и осторожно тянулась к ребенку рукой, но, заметив движения Камиллы, молниеносно схватила мальчика за волосы. Материнское сердце срывалось на чечетку. Ей оставался какой-то жалкий шаг до сына, но она не успела.

Девушка одним рывком вынула из тела душу! Камилла поняла, что не успела, она поняла кто эта черная девушка, но двигалась по инерции. Она упала на тело сына, когда Смерть с огромной скоростью уносила его душу прочь.

Силы взялись из ниоткуда. Камилла резко поднялась и рванула за ней. Ей нужно было отобрать сына из ее цепких лап! Девушка прошла сквозь стену, чего Камилла не могла сделать. Она бросилась к двери, одним рывком открыла ее, но ей оставалось лишь наблюдать, как сын скрывается за поворотом. Камилла побежала за ним. Она выжимала из себя последние силы. Она кричала, она звала его, но не успела.

Где-то рядом с ней раздались сигналы скорой помощи, но ей уже было все равно. Ватные ноги сами несли ее назад. Как во сне она вернулась домой. Ее о чем-то спрашивал мужчина в белом халате, но она даже не разбирала его слов. Камилла просто добрела до тела сына и легла рядом. Врачи несколько минут трясли ее, что-то говорили, но потом что-то у себя записали, развернулись и вышли.

Теперь она осталась одна в своем доме!

«Ничего не хочется! Не хочется ни видеть, ни слышать, ни дышать, ни думать, особенно жить! Зачем мне жить дальше? Я не хочу! Все, что у меня было в жизни ушло. Ничего не осталось. Зачем мне жить дальше? Ради чего? Ради кого? Никого нет у меня больше. Он все у меня забрал!» - думала Камилла. Она лежала в своем пустом доме, на собственном диване в гостиной рядом с бездыханным телом сына. Она не видела больше ничего вокруг. Камилла была готова сама умереть, если бы был хоть один шанс его вернуть, но была глубоко верующим человеком. И хотя в последнее время ее мнение о Боге и его заботе о людях претерпело много изменений, кончать с собой она не собиралась! Она просто лежала и ждала, сама не зная чего!

В это же время к архангелу Рафаилу с ангелом-хранителем Михаилом спустился ангел Начала Гархол.

- Что ты наделал? Зачем ты это сделал? Он же ни в чем не виноват! – посыпались из Михаила обвинения. Его уже начало колотить от нетерпения и постоянного ожидания.

- Что? Ты верно сума сошел? – воскликнул Гархол. Он не понимал сути претензий.

- Михаил, прошу, успокойся! – произнес смеренный голос Рафаила.

«Конечно, легко оставаться спокойным, когда это не касается твоих близких!» - думал Михаил, но ничего не ответил и отпустил Гархола, которого за мгновенье до этого схватил за грудки! Рафаил начал объяснять в чем суть дела. Пока Михаил стоял в сторонке. Он следил за реакцией Гархола. Но к его удивлению ангел Начала, сам был удивлен произошедшими событиями.

- Михаил, я тебя уверяю, что не давал подобного распоряжения. Я обещал отпустить тебя через неделю и сделал бы это! – выговорил Гархол и сглотнул. Михаил ранее никогда не видел его в таком состоянии.

- Но что же тогда сделала Миневра? Почему? – возмутился Михаил. От всех этих неконтролируемых эмоций, он даже забыл следить за крыльями, которые начали так сильно хлопать, что заглушали голоса.

- Михаил, прошу тебя, прекратить шум, - призвал к тишине Рафаил.

- Ты еще скажи, что крылья эти даровал мне просто так! – возмутился Михаил, но постарался вернуть над крыльями контроль.

- Нет. К твоим крыльям я не имею никакого отношения, - ответил Гархол, - наделение ими не в моей компетенции!

- Успокойтесь. Крылья даруются сами. Они появляются только у тех ангелов, которые нашли свое счастье. И видимо, ты его нашел не в нашем мире! – проговорил Рафаил. Такого ответа Михаил никак не ожидал. У него даже не было слов.

- Вот почему говорят, что ангел складывает свои крылья, чтобы сойти на землю! – уточнил Гархол. У Михаила и вовсе отвисла челюсть.

- Так. Мне все понятно! Произошла какая-то ошибка, поэтому предлагаю спуститься к ребенку и исцелить пока не поздно! – сказал Рафаил и положив правую руку на плечо Михаилу, начал перемещение. Гархол проследовал за ними!

Уже через мгновенье все трое были в гостиной дома Камиллы. Страшная картина предстала их взору. Камилла лежала диване рядом с сыном, который явно был уже мертв. Она заметила гостей, хотя знала только одного, к которому и предъявила претензии. Она вскочила и одним прыжком оказалась прямо перед ним. Рафаил даже ахнуть не успел.

- Ты! Как ты смеешь теперь сюда являться? Он умер! Она забрала его! Я не смогла ее остановить! – взвыла Камилла. Михаил не знал, что ответить. Он действительно чувствовал свою вину перед ней и ее сыном, но слов не было, да и не помогут они в такой момент, что ни говори!

- Сколько прошло времени? – только и спросил Рафаил. Камилла перевела на него взгляд.

- Не знаю! Для меня нет больше времени! – ответила она. Ее голос изменился, стал каким-то хриплым.

- Гархол, догоняй ее! Только ты можешь повелевать Смерти, - приказным тоном проговорил Рафаил, - Куда она пошла и как выглядела?

- Старая, молодая, горбатая? Направление? – только выдал Гархол. Михаил даже почувствовал, что он готов помочь. Только как здесь можно помочь?

- Молодая! Туда! – показала Камилла, автоматически ответив на поставленный вопрос. Гархол мгновенно исчез. Он с такой скоростью умчался прочь, что она даже не успела заметить. Д и не нужно ей это было. Ее силы кончались. Камилла просто упала на грудь Михаилу, который нежно и крепко ее подхватил и укрыл крыльями. Он старался отдать ей все, что у него было, но забрал единственное, что у нее оставалось. Какие муки он устроил сам себе внутри, знает только он. Рафаил спокойно подошел к телу мальчика, провел по нему рукой, а уже через минуту поднялся.

- Если Гархол успеет отнять мальчика у смерти еще на земле, мы вернем его в тело, - спокойно проговорил он. Камилла подняла на него непонимающие глаза.

- Разве такое возможно? - проговорили Михаил с Камиллой одновременно. Рафаил лишь улыбнулся.

- Камилла, а ты вспомни! Ты ведь не так давно пережила так называемую «клиническую смерть»! Если у Гархола все получится, твой сын тоже ее переживет! – с легкой улыбкой ответил Рафаил, - Я все сделал, больше ничем не могу помочь! Будьте счастливы!

Вдруг Рафаил засветился и исчез. Ни один из них не успел ничего сказать. Они посмотрели друг на друга.

В Камилле родилась надежда! А уже через минуту в гостиную влетел Гархол. Подмышкой он держал душу мальчика. Его глаза были закрыты. Но это был определенно Серафим!

Камилла взвизгнула от счастья и кинулась к нему…

 

Эпилог.

Прошел год.

В городском парке гуляет прекрасная счастливая семья. Молодожены - Михаил с Камиллой под руку идут вдоль аллеи кленов, а впереди них бежит довольный и здоровый мальчишка. И несмотря ни на что они вместе и они счастливы!

Мальчик Серафим чудесным образом вернулся к жизни, вырванный из цепких лап младшей из трех сестер. Им оставалось лишь наблюдать издалека за счастьем этой удивительной семьи.

Так в конце аллеи стояли три женщины: старшая - совсем дряхлая и старая звалась «Тихая смерть», вторая – горбатая и вся в шрамах звалась «Мучительная смерть», а младшая – молодая и достаточно красивая, но холодная девушка называлась «Быстрая смерть»! Но это уже совсем другая история…

 

 

Для тех кто интересуется и занимается интерьером, мебелью и свежими идеями в этом направлении - мебельный форум. Настоящая энциклопедия мебели и ремонта, поможет вам обустроить ваш дом или сделать хороший дизайн квартиры/офиса заказчику.


 



Написать комментарий к статье Добавление комментария

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Проверка на спам:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Решите уравнение и напишите ответ цифрами:


Сейчас также смотрят:

Арт Ассорти
 



Copyright © 2011-2016 "Арт Ассорти"