Логотип art-assorty.ru
 
Закрыть
Логин:
Пароль (Регистрация | Забыли пароль?):

Интервью с создателем исторических романов Александром Лысковым



Александр Лысков фото

Интервью с создателем плотных и достоверных психологических образов, вплетённых в исторический контекст, писателем Александром Лысковым, автором книг «Красный закат в конце июня», «Медленный фокстрот в сельском клубе. Семейный роман». Александр Лысков мастерски создаёт характеры, диалоги, передаёт мысли людей, говорящие об эпохе больше, чем любое описание. 

«Красный закат в конце июня»  - «Книга года-2014» в номинации «Лучшая книга о Русском Севере»

 

- В романе «Красный закат в конце июня» Вами рассматриваются судьбы людей на большом историческом отрезке времени. Вы следите за тем, как от поколения к поколению изменяются отношение к религии, описываете нравы, обычаи. Захвачен период в 500 лет. На фоне такого временного размаха уменьшается ли роль настоящего, показанного Вами в следующем романе «Медленный фокстрот в сельском клубе»? Кажется ли оно субъективно менее значительно?

-Время это условность. Прошлое - иллюзия. Человек в своей сути одинаков и в глубине веков, и сейчас, таковым останется и в будущем. По ходу технического прогресса меняются только костюмы и быт. А нравы остаются такими же, какими были во времена библейские. И тогда одни взывали к богу, другие противились. Одни предлагали своё трактование природы человеческого духа, описывали его соответственно, другие видели иную картину мира. Одно заменялось другим. Царское православие в России сменилось решительным атеизмом, а спустя лишь полвека религиозное мировоззрение опять стало во многом востребованным. На месте разрушенных храмов встали новые. И впредь маятник будет качаться.

Люди одинаковы всегда и везде. Разные только обстоятельства их жизни. Суровые прежде, и комфортные теперь. Потому в историческом романе «Красный закат...» уделено много места детализации быта, устройству его  людьми 15-го и далее веков, ступенчато, от поколения к поколению одного рода, одной фамилии, - до начала 20 века. Именно тогда закончился, погиб корневой человеческий тип русской истории, человек рюриковской закваски - сильный, смелый, свободный, предприимчивый. Его биологические потомки оказались в 20 веке как бы в положении незаконнорождённых со всеми вытекающими отсюда последствиями национального характера. В 21 век русские люди вошли закомплексованными. Нужно время чтобы обрести былую величавую форму. Об этом - второй роман «Медленный фокстрот в сельском клубе», в какой-то мере продолжение первого. Здесь уже не семья средневековых новгородцев врубается в дебри русского Севера, чтобы корчевать, очищать землю от лесов для прокормления на пашнях и лугах, а семейство московского профессора едет в то самое северное село, основанное когда-то далёким предком, для вселения в родовой особняк, шедевр деревянного зодчества, полученный как наследство по реституции (возвращение отнятого в революцию).

Пятьсот лет действия в романе «Красный закат...» уравновешиваются двумя месяцами действия в «Медленном фокстроте...» за счёт плотности эмоций персонажей. В последнем романе люди взяты в состоянии максимального напряжения духовных сил, называемого любовью, в то время как в «Красном закате...» эмоции героев разбросаны во времени, широк спектр их жизнедеятельности, хотя во всех четырнадцати частях неизменно тоже присутствуют мужчины и женщины, неизбежно завязываются между ними любовные отношения. Просто они немного меньшего масштаба, чем в «Медленном фокстроте...».

Критик Виктор Дёгтев, по-моему, весьма полно перечислил и ёмко сформулировал романтические переживания героев «Медленного фокстрота...»: «Любовь угасающая бог знает от чего, и возникающая из ниоткуда, любовь грешная, противозаконная, неправильная; любовь, в результате которой следует рождение внебрачного ребёнка; любовь-измена, от которой медленно и верно на наших глазах сходит с ума страждущая супруга; любовь неосмотрительная, завершающаяся в конце концов бесплодием; любовь-дружба пожилых женщин, которых настигает презрение окружающих; и наконец любовь кровосмесительная - по неведению двух молодых сердец...Сто пудов любви...»

Когда я говорю о неизменной природе человека с древнейших времён, то подразумеваю под этим именно неизменность любви. Это точка отсчёта нашей нравственности. Исходный пункт всех прочих человеческих отношений. Несокрушимая, источаемая женщиной, сила семьи и жизни вообще. 

 

-Как возникла идея написания этих двух романов?

-Идея «Красного заката...» возникла чисто географически. Как-то в далёкой молодости летом, в отпуске у себя на родине в деревне Архангельской области я вышел на опушку леса на высоком холме. Передо мной распахнулись необозримые дали лугов и перелесков. Сверху было отчетливо видно, что луга и пашни эти были когда-то вырублены из сплошных лесов. Мысль двинулась задним ходом. Представились эти леса нетронутыми. И подумалось, что когда-то вот так же, как я, на этот холм из чащи должен был выйти первый человек, первый славянин в этих местах, пробравшийся  на территорию угро-финнов из новгородчины в поисках земли и воли...

Прошло более тридцати лет, пока я не начал роман. Нужно было созреть и профессионально по-писательски, и обогатиться личным опытом жизни, и  набрать материала...

А у следующего романа «Медленный фокстрот...» замысел оказался уже чисто кабинетный. Только-только я поставил точку в первом романе, как в тот же день начал этот. Исторический роман властно потребовал от меня романа остросовременного. Не второго тома, не продолжения, а именно независимо актуального.

Общими в обеих книгах являются только фамилии главных героев. Прослеживается их отдалённое родство. Хотелось посмотреть, а каковы же теперешние потомки легендарных первопроходцев, с коими я литературно общался почти четыре года подряд. Я усадил моих дорогих современников в угловатый чёрный минивен, по сходству со знаменитым «Черным квадратом» наречённый «Малевичем», и повёз из Москвы на их прародину, в столкновение с их провинциальными земляками. Я был захвачен мыслью авантюриста: что-то будет!?..Получилась ещё одна книга, - именно в смысле жанра. Не  роман, а «книга». Очень рад, что сумел управиться с этим форматом.

 

-По первой профессии вы инженер. Потом был литературный институт. Ваше первое техническое образование как-то влияло на творчество?

-Сначала очень сильны были во мне инженерная строгость мысли и дисциплина слова. Я сдерживал в себе всяческий артистизм. Потом пришло необходимое  раскрепощение. Хотя и теперь, как говорится на склоне лет, я тоже иногда прибегаю к литературному аскетизму, но уже на другом, более высоком, уровне. Иногда это требуется для какого-то рассказа (например, в форме «жития» архангельской девочки Оли, разглядевшей в 1919 году в небе над городом образ Богородицы), или для авторского отступления в большом художественном повествовании для смены регистра, чтобы дать читателю отдых, поговорить о чём-то ином в другом, деловом  тоне. Чтобы потом опять «распустить  авторский хвост», наполняя текст эстетически до тех пор, пока снова не уловишь стилевой  перегрузки.

 Природу не изменишь. Влияние материалистической составляющей инженерного образования ощущаю до сих пор. Оно сказывается на моём представлении об общей картине мира — концепции. Всё-таки предпочитаю пользоваться постулатами механицизма Галилея, а не пассионарности Гумилёва. Пассионарность слишком чувственна. Механицизм более логичен.

 

-Почему вы стали писателем?

-В детстве я засыпал под треск пишущей машинки «Olympia», немецкой, трофейной. Её с войны привёз отец, фронтовой корреспондент на Северном флоте. Я был проникнут романтикой профессии журналиста. К продажной журналистике никогда отношения не имел. Никаких постов в редакциях не занимал. Всегда был только литсотрудником. Писал что и как хотел (конечно в рамках возможного). Доходил до красной черты и увольнялся. Искал другую редакцию. Мне было проще оставаться незапятнанным политически, потому что я в газетах писал очерки на грани рассказа. В этом промежуточном жанре набил руку. Получал премии. Однако были и свои неудобства. Принесёшь текст в отдел культуры, там возвращают со словами: «Это очерк». Принесёшь в отдел очерка, и здесь от ворот поворот: «Это рассказ». Но нет худа без добра. Сейчас в моих книгах чистый вымысел и строгая реальность органически слиты. Комар носа не подточит. И критики находят в этом свою прелесть. Это даже стало модным. И называется так: художественное исследование.

 

-Какие мечты детства вы воплотили в жизнь?

-Легче сказать какие не воплотил. Будучи малышом, мечтал быть «петохонцем», то есть пехотинцем. Проводя каникулы в деревне, мечтал стать конюхом. До сих пор люблю лошадей. Пожарным, лётчиком, моряком, - это как все. А когда стал писать, то конечно же, видел себя на уровне Льва Толстого. Цель была высокая. И хорошо, что она была.

 

-Как семейные относятся к Вашему писательству?

-Сын разрабатывает дизайн обложек для моих книг. Помогает делать рекламные видео-ролики в Сети. (Он музыкальный блогер). Жена поддерживает во всех отношениях. Вселяет уверенность.

 

-Что ещё даёт Вам силы и вдохновение?

-Исправно работающее сердце, чашка кофе утром, фитнес.

 

-Какие исторические личности наиболее интересны Вам и почему?

-Они проходят чередой, их очень много, постоянно в моей Pocketbook загружены биографические книги о тех или иных знаменитостях, как российских, так и мировых. А из писателей сильнее всего привязанность к Чехову.

 

-Если бы вы были шахматной фигурой, то какой?

-Пешкой.

 

-Хотели бы вы, чтобы о Вас написали книгу?

-Почему бы нет? Каждый человек достоин жизнеописания. Только желательно, чтобы автором была женщина. У женщин меньше потребность вносить своё «я». Как правило они бережнее относятся к своим героям.

 

-Верите ли вы в вещие сны? Ваши сны сбываются?

-Иногда принуждаю себя увидеть в снах какое-то предсказание. Но в захвате жизни быстро, буквально через минуту, забываю об этом. Мистическая составляющая сна на меня почти не действует. Только картинка.

 

-Считаете ли вы сны хорошим материалом для писателя?

-Конечно! Фрагмент «сна» разнообразит повествование.

 

-Что помогает Вам принять правильное решение в трудных ситуациях?

-Чётки. И в виде шариков. И как устный счёт. Или даже просто сосредоточенное молчание.

 

- Одна из острых дискуссий в сегодняшнем обществе касается судьбы бумажной книги и литературы в целом. Как Вы видите этот процесс? Снизится ли значимость бумажной книги до уровня рудимента? И скажется ли это на качестве литературы в целом (наплыв дилетантов, творчество которых дискредитирует литературу). 
       -Наплыв дилетантов в литературу сегодня сравним с обретением грамотности российских крестьян сто лет назад. Тогда поголовно научились писать. Теперь - издавать свои книги. Захожу в книжный супермаркет и немею от громадного количества книг. Думаю, или это не книжный магазин, или я не писатель. Хотя где-то тут на полке и мои.

Наступил литературный потоп. На горе Арарат окажутся сильнейшие. К тому времени, надо думать, и сама книга, как культурный феномен, может обрести своё третье воплощение, и не бумажное, и не цифровое. Ну, как было, например, когда из литературы и театра произошло кино. Дилетанты отсеются чисто технологически.   

 

-Что ожидать от Вас читателям в ближайшем будущем?

-На выходе книга новелл «Старое вино «Легенды Архары». Ею я отдаю долг моему родному Архангельску, который покинул уже почти тридцать лет назад. В новеллах представлена история этого славного города в 20 веке. Это другая сторона официальной, просоветской истории города. В последние годы вывалился прямо в руки (спасибо Интернету) с архивных полок уникальный исторический материал об этом городе, как и о многих других. Появилась возможность заполнить белые пятна. Эта книга завершит цикл из трёх, о которых говорилось выше.


-А после выхода книги новелл что у Вас в планах?

 

-Там густой туман. Тёмный лес. Непроглядная мгла. Такого со мной давно не было. Надо надеяться, что это настроение конца декабря, только и всего.

 

 

Вопросы подготовила Валерия Лисичко

В рамках проекта #ПризваниеПисатель ( #БродячаяЛисица )

В рамках проекта #ПризваниеПисатель ( #БродячаяЛисица )


 

Просмотров: 721 | Обсудить на Форуме
Комментарии:


Написать комментарий к статье Добавление комментария

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Проверка на спам:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Решите уравнение и напишите ответ цифрами:


Сейчас также смотрят:

Загрузка...
Выбор читателей





 

          

 

Copyright © 2011-2017 "Арт Ассорти"